Меню

Утро встало над рекою хуанхэ

Солнце встаёт над рекой Хуан-Хэ

Джабраил Тайсаев Офис самой обычной оптово-закупочной фирмы, каких тогда было много по всей стране, в центре провинциального города, в конце девяностых. Ребята расслабились после работы и шумно спорили, явно под воздействием горячительных напитков.

– Конфуций – это конечно сила, но кто голова, так это Кастанеда, он пошел дальше, ну конечно не без помощи кактусовой водки и дядюшки Хуана, — при этом парень, которого все звали Аликон, смуглый, как тамил и худой, как тибетский монах, посмотрел уважительно на стоящую на столе текилу.
– Отстой все эти ваши ученые, нахватались на Востоке по верхам, Китай и только Китай, в крайнем случае Индия, вот где истинная философия, — это кричал водитель КАМАЗа, кореец, здоровенный, как сумоист, с трудно произносимым восточным именем Саша, но все его называли по-простому – Чон Ду Хван. С философией он был знаком исключительно по застольным беседам и потому считал самыми великими китайскими философами Брюса Ли и Джеки Чана. Все взгляды устремились на Джека, который любил пофилософствовать, а тут молчал.
– Ну, – изрёк самый главный заводила спора по кличке Святой, хотя святостью там и не пахло:
– Чё молчишь?
Джек лишь развёл руками.
– Ну, ты же был в Китае, – не унимался Святой.
Кто такой был Джек, сказать сложно, да он и сам уже не знал, несостоявшийся аспирант, затем предприниматель, а у них в фирме работал программистом. Ему тогда было за тридцать, но выглядел он старше. Видно, что жизнь его хорошо помотала. Джек вздохнул, пригубив из бутылки чешского пенного и начал свой рассказ. Эту историю некоторые уже слушали, но она по-прежнему вызывала смех; остальные были рады услышать новую байку. Все замолчали, даже игроки в покер отбросили карты и придвинулись к столу.
* * *
– Нас всех испортил денежный вопрос. И меня, и вас, и даже китайцев. Ведь жизнь какая штука? В ней что главное? Правильно, главное — это мечта, простая, как восход солнца у реки. Да, многие вспоминают тяжелые девяностые с грустью, а по мне так тогда проще всё было. Ушел из науки в бизнес. И вот я челнок, вольный купец. Что-то вроде Афанасия Никитина, но масштабом помельче. В общем, как тысячи подобных нам романтиков мелкого бизнеса — обычные индивидуальные предприниматели-спекулянты, обвешанные дешевенькими сумками из стекловолокна, устремились за бугор, дабы заработать на разнице цен. И вот шныряем мы по миру, прорвавшись сквозь железный занавес, но не ради красот заморских, и ищем там не смысл нашего существования, а что подешевле. А мимо проносится Голубая мечеть, китайская пагода, Колизей, сокровищница саксонских королей… ну и чё, это ведь нельзя купить и перепродать. Нам что-то попроще, двухкассетники, блузочки, недельки, носочки типа Adidas, дублёнки-пропитки, колготки и прочая архиважная импортная мелочёвка.
И вот, наконец-то, мечта моего детства, Китай, 1992 год. Ура! В сознании живо представлялся почему-то такой жёлтый пейзаж, ленивая упитанная река, с поросшими бамбуком берегами. И видится такая величественная картина, как на старинной китайской акварели, в которой на фоне восходящего Солнца китайцы в азиатских конических шапочках и в белых ханьфу убирают рис. Действительность оказалась куда менее экзотичной. Мы попали в местечко с неприличным названием – Суйфэньхэ. Особенно весело было смотреть на наших чопорных женщин, когда им приходилось произносить название этого городка. Вид у них был такой смущенный, как будто они только что сказали что-то архинеприличное. Я ожидал увидеть настоящую экзотику и получил. Все китайцы одеты вполне по-европейски, только бедно и также, как и мы рыщут в поисках заработка. Вывески все на русском: «Междупланетная связь», «Шуба магазин. Норка, бобёр и кусочки», «Маникюр забить вблосы», «Массаж делать. Постать банк. Татуировка», а ещё «Лечение ногой баночкой», «Чай секс-шоп», «Центр электроника у Васи», «Пяточный массаж», «Вся мирная пижама», «Фирма брюк “Две ноги”», «Оскорбить Уложить», «Половое здровоохранение» и в том же духе. В общем неповторимый китайский колорит, совсем как в старых фильмах с Джеки Чаном, только вот пагоды куда-то подевались и до Шаолиня, говорят, далеко, в котором монахи теперь за деньги учат туристов аскетизму и равнодушию к деньгам.
Проблем с тем, чтобы выбросить мусор в Китае вообще никаких, выставил в гостиничный коридор и всё. Мусорная служба оперативно работает. Правда, злые языки потом говорили, что это просто воры такие неразборчивые.
Ну всё, дела сделали, закупили рубашки из мокрого шелка, китайские джинсы Levi`s, болоньевые куртки, спортивные костюмы от бренда «Китайский Адидас» за пять долларов, часы с мелодией Montana, калькуляторы, одноразовые зонтики (считающиеся многоразовыми) и много другой китайской экзотики.
Но мы и продали кое-что, как истинные купцы новой формации: фетровые шляпы, чеснокодавилки, павловопосадские платки, фотоаппараты Зенит, Зоркий и ФЭД и всё в таком же роде.
Теперь можно и отдохнуть. Фу-у-у-у-х. Наконец-то, с делами разделались, а ещё два дня здесь куковать. Что делать? К кому ни подойдёшь – каждый предлагает свои услуги за рубли, но можно и за юани и даже доллары. Но стоит китайцу к нам подойти, тут же откуда-то вылетает полицейский и без всяких представлений начинает мутузить нахала резиновой дубинкой. Им строго-настрого запретили подходить к иностранцам в неположенных местах, что бы не обворовывали «святых» бизнес-паломников.
Но сегодня мы отдыхаем. Куда пойти — не знаем. Еда у них исключительно элитная. Куриные консервы, почему-то сладкие, Доширак, шашлычки с кусочками мяса, по форме и размерам похожим на жареных кузнечиков, яйца, которые зачем-то варят на мангале, в каком-то чёрном вареве, никакого желания это пробовать у нас не было. Выпить тоже было у них, например, китайская рисовая водка, от которой наутро голова болит, как от нашей палёной «Столичной», а вот пиво оказалось на удивление хорошим, его и взяли, с какой-то вяленой рыбкой. Сели мы в китайской подворотне, с виду ничем от нашей не отличающейся. Отдыхаем по-царски, сделал дело, бухай смело.
Нас было пятеро, Я, Саня, русский парень, недавно приехавший из Греции, где он мыл трюмы нефтяных танкеров, Тима, молчаливый и высокий интеллигент, Аскер, совершенно безбашенный, но прямой как палка, во всех смыслах, парень из селения Урвань и Тахир, очень даже неплохой рок-музыкант, невысокий балкарец, плотного телосложения из Тырныауза, с мужественным и небритым лицом, с которого не сходила добродушная улыбка. Тахир достал гитару и начал петь весьма актуальную тогда песню «Scorpions» — «Wind Of Change». На звук песни прибежали молодые китайцы. Судя по всему только один хорошо понимал по-русски. Попросили спеть «Ой, цветёт калина». Тахир добрый парень, совершенно беззлобный, спросил:
Давайте что-нибудь другое вам спою? – Это не мужская песня.
Они продолжали настаивать. Не знаю откуда Тахир так хорошо знал эту песню, видимо приходилось и такое петь в ресторане. А когда он начал петь, — Парня молодо-о-о-го, полюбила я, – все китайцы покатывались со смеху. Нашим было не до смеха, нам всем показалось, что они просто издеваются. И такая обида и за Тахира и за нас, и за державу у меня образовалась в душе, что я не выдержал, встал, выхватил у Тахира гитару и говорю:
– А давайте я вам народную китайскую песню спою. – все удивлённо посмотрели, но согласились послушать. А у меня ни голоса, ни слуха, да и гитару сроду в руках не держал, но не беда, если надо Родину выручать и вот я – запел фальшиво, но с душой:

Читайте также:  Прикормка для зимней рыбалке в реках

Солнце встаёт над рекой Хуанхэ (по струнам бра-а-а-мс),
Китайцы на поле идут. (бра-а-а-мс).
Горсточку риса зажали в кулаке
И Мао портреты несут (бра-а-а-мс).
Уня-няня, уня-ня-ня, уняняняня,
Уня-няня, уня-ня-ня, уняняняня (бра-а-а-мс).

Ну и так далее. Теперь настала наша очередь смеяться. Тот русскоговорящий китаец что-то пробурчал на своём тарабарском остальным. Они ретировались, гордо попрощавшись, но вид был пристыженный.
* * *
Джек поставил бокал на стол, с нарочито громким стуком, дескать, я закончил свой рассказ, но, увидев вопросительные взгляды друзей, которые только что перестали смеяться и всё ждали, когда же будет философия, продолжил:
– Вы только не подумайте ничего плохого про китайцев, вообще-то они хорошие, работящие и приветливые, но меня до сих пор не покидает чувство, что их, как и нас, сильно испортил денежный вопрос. Иногда хочется плюнуть в сердцах на всё и.
– Что и, ну что и?
Вместо ответа рассказчик взял бокал и сделал огромный глоток, но видя, что вопрошающие всё ещё ждут, ответил:
– Хочется отправиться на желтую реку Хуанхэ, надеть китайскую шапочку и…, — он замолчал.
– Рис убирать что ли? – Казалось, что это спросили все одновременно.
Он задумчиво помотал головой и вымолвил после паузы:
— И радоваться всем, как себе, каждому новому дню, просто так, задаром –и Хуанхэ, и ручейку после дождя и всей жизни вокруг.

Источник

Солнце встает над рекой Хуанхэ

Песня «Солнце встает над рекой Хуанхэ» относится сразу к двум категориям – это «дворовые и блатные песни» и «профессиональные композиции». Второго звания песня удостоилась после исполнения в различных масштабных концертах. Масштабную популярность композиция «Солнце встает над рекой Хуанхэ» получила в середине 1980-х годов. Данная песня стала одной из тех композиций, которая без замедления вошла в экспедиционный репертуар. Точная дата написания песни неизвестна, но предположительно – это середина 1970-х годов. Редкой и главной особенностью композиции «Солнце встает над рекой Хуанхэ» является то, что монолог солиста тесно связан с пением хора. Именно солист и его пение является ключевым моментом в песне «Солнце встает над рекой Хуанхэ».

Также в композиции «Солнце встает над рекой Хуанхэ» имеется интересная особенность – её исполнение в экспедициях осуществляется не во время застолий, а во время раскопок. Если же остальные композиции во время экспедиций исполняются в застольное время, то песня «Солнце встает над рекой Хуанхэ» звучит только в раскопы. Многие исполнители и слушатели песни отмечают такую особенность, что песня темно связана с восточной тематикой. Также текст песни «Солнце встает над рекой Хуанхэ» опубликован в Эрмитаже.

Понедельник. Первый рабочий день в СССР и в Китае.

Солнце встает над рекой Хуанхэ,

Китайцы на поле идут,

Горсточку риса зажав в кулаке,

И Мао портреты несут .

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Читайте также:  Крупные реки в уругвае

Вторник. Второй рабочий день в СССР и в Китае.

Солнце встает над рекой Хуанхэ,

Китайцы на поле идут,

Горсточку риса зажав в кулаке,

И Мао портреты несут.

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Среда. Рабочий день в СССР. Рыбный день в Китае.

Солнце встает над рекой Хуанхэ,

Китайцы на поле идут,

Хвостик селедки зажав в кулаке,

И Мао портреты несут.

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Четверг. Рабочий день в СССР. Банный день в Китае.

Солнце встает над рекой Хуанхэ,

Китайцы купаться идут,

Хвостик мочалки зажав в кулаке,

И Мао портреты несут.

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Пятница. Рабочий день в СССР и в Китае.

Солнце встает над рекой Хуанхэ,

Китайцы на поле идут,

Горсточку риса зажав в кулаке,

И Мао портреты несут.

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Суббота. Выходной день в СССР, рабочий день в Китае. Китайцам завидно, поэтому их хор грустен.

Со-о-о-лнце встае-о-о-т над реко-о-ой Хуанхэ,

Кита-а-айцы на поле иду-у-у-у-у-ут,

Го-о-о-о-орсточку риса зажав в кулаке,

И Мао портреты несу-у-у-у-ут.

Но от тайги до британских морей

Красная армия всех сильней!

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Суббота. Выходной день в СССР, рабочий день в Китае. Вечер.

Солнце садится в реку Хуанхэ,

Китаец с китайкою спят,

Дети-китайцы сидят на горшке,

И Мао портреты шуршат.

И не слышно хора китайцев:

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Анонс текста песни Лирические народные песни

Источник

Текст песни Китайская народная песня — Солнце встаёт над речкой Хуанхе

Оригинальный текст и слова песни Солнце встаёт над речкой Хуанхе:

Понедельник.
Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Китайцы на поле идут,
Горсточку риса зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

Хор китайцев:
У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-у-ня-ня!

Вторник.
Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Китайцы на поле идут,
Горсточку риса зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

Хор китайцев:
У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-у-ня-ня!

Среда.
Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Китайцы на поле идут,
Горсточку риса зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

Хор китайцев:
У-ня-ня, у-ня-ня,у-ня-у-ня-у-ня-ня!

Четверг. Рыбный день.
Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Китайцы купаться идут,
Хвостик селедки, зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

Хор китайцев:
У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-у-ня-ня!

Пятница.
Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Китайцы на поле идут,
Горсточку риса зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

Хор китайцев:
У-ня-ня, у-ня-ня,у-ня-у-ня-у-ня-ня!

Суббота. Субботник.
Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Китайцы на поле идут,
Горсточку риса зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

Но от тайги до британских морей
Красная армия всех сильней!

Перевод на русский или английский язык текста песни — Солнце встаёт над речкой Хуанхе исполнителя Китайская народная песня:

Monday.
The sun rises over the river of the Yellow River,
The Chinese on the go,
A handful of rice clenched in his fist,
And Mao portraits are.

Chinese Chorus:
U-nya-nya, nya-in-nya, nya-y-y-nya-nya-in-nya!

Tuesday.
The sun rises over the river of the Yellow River,
The Chinese on the go,
A handful of rice clenched in his fist,
And Mao portraits are.

Chinese Chorus:
U-nya-nya, nya-in-nya, nya-y-y-nya-nya-in-nya!

Wednesday.
The sun rises over the river of the Yellow River,
The Chinese on the go,
A handful of rice clenched in his fist,
And Mao portraits are.

Chinese Chorus:
U-nya-nya, nya-in-nya, nya-y-y-nya-nya-in-nya!

Thursday. Fish Day.
The sun rises over the river of the Yellow River,
The Chinese are swimming,
Tail herring, clenched in his fist,
And Mao portraits are.

Chinese Chorus:
U-nya-nya, nya-in-nya, nya-y-y-nya-nya-in-nya!

Friday.
The sun rises over the river of the Yellow River,
The Chinese on the go,
A handful of rice clenched in his fist,
And Mao portraits are.

Chinese Chorus:
U-nya-nya, nya-in-nya, nya-y-y-nya-nya-in-nya!

Saturday. Saturday.
The sun rises over the river of the Yellow River,
The Chinese on the go,
A handful of rice clenched in his fist,
And Mao portraits are.

But from the taiga to the British seas
The Red Army is the strongest!

Если нашли опечатку в тексте или переводе песни Солнце встаёт над речкой Хуанхе, просим сообщить об этом в комментариях.

Источник

Забавная песня про китайцев)))

Прочитала сегодня с утра про китайскую песенку https://www.stranamam.ru/post/7491472/, уже запомнила ее и несколько раз рассказала ее сынуле.
И вспомнилось мне, что есть еще одна уморительная китайская песенка

Может, кому-то она и была известна раньше, но я ее услышала года 3-4 назад и сразу же запала в душу
Мы ездили на экскурсию в Калугу, организованную транспортным агенством. Так попало, что этот выходной день был днем врача. И с нами поехал весь коллектив нашей местной стоматологической клиники . Как только отправились, все они уже начали отмечать свой праздник, примерно так:

С ними было очень весело) Вскоре они начали петь. И одна из этих песен была про китайцев))) ООООо, вы не представляете, с какой душой, по ролям, они пели эту песню)))) Показывали нам, как несут плакаты, как они несут горсточку риса)))) Это надо было видеть и слышать))))
Остальные пассажиры даже на бис просили исполнить

В общем, вот сама песня

Понедельник. Первый рабочий день в СССР и в Китае
Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Толпы китайцев на поле идут,
Горсточку риса зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

Читайте также:  Значение рек общие сведения

Хор китайцев:
У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Вторник. Второй рабочий день в СССР и в Китае
Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Толпы китайцев на поле идут,
Горсточку риса зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

Хор китайцев:
У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Среда. Рабочий день в СССР. Рыбный день в Китае.
Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Толпы китайцев на поле идут,
Хвостик селедки зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

Хор китайцев:
У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Четверг. Рабочий день в СССР. Банный день в Китае.
Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Толпы китайцев купаться идут,
Хвостик мочалки зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

Хор китайцев:
У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Пятница. Рабочий день в СССР и в Китае.
Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Толпы китайцев на поле идут,
Горсточку риса зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

Хор китайцев:
У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Суббота. Выходной день в СССР, рабочий день в Китае. Китайцам завидно, поэтому их хор грустен.
Со-о-о-лнце встае-о-о-т над реко-о-ой Хуанхэ,
То-о-о-о-олпы кита-а-а-а-айцев на поле иду-у-у-у-у-ут,
Го-о-о-о-орсточку риса зажав в кулаке,
И Мао портреты несу-у-у-у-ут.
Но от тайги до британских морей
Красная армия всех сильней!

И поэтому:
У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Воскресенье. Выходной день в СССР, рабочий день в Китае. Вечер.
Солнце садится в реку Хуанхэ,
Китаец с китайкою крепко спят,
Дети-китайцы сидят на горшке,
И Мао портреты шуршат.

И не слышно хора китайцев:
У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Это был самый яркий запоминающийся момент в поездке, помню до сих пор))))

Спела несколько куплетов проверенному товарищу, он уже пританцовывает

Источник



Утро встало над рекою хуанхэ

СОЛНЦЕ ВСТАЕТ НАД РЕКОЙ ХУАНХЭ

Понедельник. Первый рабочий день в СССР и в Китае.

Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Китайцы на поле идут,
Горсточку риса зажав в кулаке,
И Мао портреты несут .

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Вторник. Второй рабочий день в СССР и в Китае.

Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Китайцы на поле идут,
Горсточку риса зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Среда. Рабочий день в СССР. Рыбный день в Китае.

Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Китайцы на поле идут,
Хвостик селедки зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Четверг. Рабочий день в СССР. Банный день в Китае.

Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Китайцы купаться идут,
Хвостик мочалки зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Пятница. Рабочий день в СССР и в Китае.

Солнце встает над рекой Хуанхэ,
Китайцы на поле идут,
Горсточку риса зажав в кулаке,
И Мао портреты несут.

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Суббота. Выходной день в СССР, рабочий день в Китае. Китайцам завидно, поэтому их хор грустен.

Со-о-о-лнце встае-о-о-т над реко-о-ой Хуанхэ,
Кита-а-айцы на поле иду-у-у-у-у-ут,
Го-о-о-о-орсточку риса зажав в кулаке,
И Мао портреты несу-у-у-у-ут.

Но от тайги до британских морей
Красная армия всех сильней!

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Суббота. Выходной день в СССР, рабочий день в Китае. Вечер.

Солнце садится в реку Хуанхэ,
Китаец с китайкою спят,
Дети-китайцы сидят на горшке,
И Мао портреты шуршат.

И не слышно хора китайцев:

У-ня-ня, у-ня-ня, у-ня-у-ня-ня!

Песня «Солнце встает над рекой Хуанхэ» широкое распространение получила в середине 80-х годов. Это, пожалуй, наиболее поздняя из кумулятивных, «докучных» песен, прочно вошедшая в экспедиционный репертуар. Точное время ее возникновения и история создания пока не установлены, но, не исключено, что она появилась на волне т. н. «китайских» песен 70-х годов. Интереснейшая ее особенность — речетативные вставки. Но если диалог солиста и хора в целом довольно распространен, то обязательный речетатив-монолог солиста (в тексте песни выделен курсивом) — явление редкое. Еще одной особенностью этой песни является тот факт, что в большинстве экспедиций она исполнялась, как правило, не во время застолий, а по дороге «на раскоп — с раскопа» или непосредственно на раскопе. Любопытно, что эта, уникальная в своем роде песня, как и «Фудзияма», связана с восточной тематикой. Публикуемый текст записан в Псковской экспедиции Эрмитажа в 1991 году.

Далекое прошлое Пушкиногорья. Выпуск 6. Песенный фольклор археологических экспедиций. Сост. С. В. Белецкий. Санкт-Петербург, 2000.

Солнце восходит над речкой Хуанхэ,
Китайцы на речку идут.
Лопаты и грабли держат в руке
И Мао портреты несут.

У-няня, у-няня, у-ня, у-ня, у-няня.
У-няня, у-няня, у-ня, у-ня, у-няня.

Солнце восходит над речкой Хуанхэ,
Китайцы на речку идут.
Лопаты и грабли держат в руке
И Мао портреты несут.

У-няня, у-няня, у-ня, у-ня, у-няня.
У-няня, у-няня, у-ня, у-ня, у-няня.

Среда и т. д. (Четверг, Пятница, Суббота)

Солнце восходит над речкой Хуанхэ,
Китайцы с работы идут.
Щепоточку риса держат в руке
И Мао портреты несут.

У-няня, у-няня, у-ня, у-ня, у-няня.
У-няня, у-няня, у-ня, у-ня, у-няня.

Расшифровка фонограммы Геннадия Самойлова из телепередачи «В нашу гавань заходили корабли», «5-й канал», 16 сентября 2007. Песня услышана им в начале 1990-х на Арбате возле театра Вахтангова.

Источник

Adblock
detector