Меню

Речка это слезы мои

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: 7777 лучших заговоров от лучших целителей России

НАСТРОЙКИ.

Необходима регистрация

Необходима регистрация

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 102

7777 лучших заговоров от лучших целителей России

Кладовая счастья – собрание русских заговоров

Если бы мудрость и опыт можно было взвесить, вы вряд ли смогли бы взять эту книгу в руки, такой тяжелой бы она оказалась. Ведь это уникальное собрание старинных заговоров: наиболее полное, охватывающее все стороны нашей жизни, проверенное многими поколениями людей. Над собранными здесь заговорами трудились лучшие знахари России: собирали по крупицам, хранили как зеницу ока каждое слово, годами (да что там – столетиями!) помогали с их помощью людям, отсеивая лишнее, вбирая самое ценное.

В словах о вековых традициях нет ни ошибки, ни преувеличения: каждый из знахарей, чьи знания стали основой для этой книги, происходит из старинного рода и имеет за плечами не только собственный опыт, но и опыт своих предков, передававшийся нередко по старинке – из уст в уста. Многие из представленных в этой книге заговоров были впервые записаны совсем недавно и использовались до этого только своими хранителями.

Теперь древний опыт, вековая мудрость и огромная сила заговорного слова – в ваших руках. С их помощью вы сможете отныне решить многие проблемы: излечиться от болезни, привлечь любовь, обрести богатство – возможности заговоров безграничны!

Их действенность не подлежит сомнению. В противном случае они бы просто не хранились так бережно, не дошли бы до нас из глубины веков как не имеющие ценности. А ведь многое из того, чем жили наши далекие предки, нам совершенно неизвестно, исчезло за ненадобностью или неэффективностью. Но зато то, что сохранилось, да еще в первозданном виде, не имеет цены.

Обратитесь к старинному русскому заговору, сделайте его частью своей жизни и станьте счастливее!

О ЗНАХАРЯХ, КОТОРЫЕ ПОМЕСТИЛИ СВОИ ЗАГОВОРЫ В ЭТУ КНИГУ

Прежде чем переходить непосредственно к заговорам, познакомьтесь с теми, кто так щедро делится бесценными знаниями. Каждый из знахарей уникален, у каждого своя судьба, свой путь, но объединяет их одно – они помогают людям.

Уральское чудо Мария Баженова

Слава об уральской целительнице Марии Баженовой и ее удивительном заговорном искусстве разнеслась широко. К ее помощи прибегают люди самых разных кругов и самого разного уровня благосостояния – от скромных пенсионеров до вполне успешных бизнесменов. Мария далеко не первая в своем роду целительница, традиции использования заговора она унаследовала от своих предков. Еще в те времена, когда Россия была государством самодержавным, на Урале первой помощницей во всех бедах и несчастьях была основательница рода знахарей Баженовых, известная больше как «бабушка Бажениха». Именно она стала собирать заговоры, чтобы с их помощью снимать порчу и сглаз, избавлять от безденежья, лечить самые разные заболевания. Искусству своему она научила своих детей, а те, в свою очередь, своих. С тех пор заговоров в семье Баженовых накопилось великое множество. Сегодня их хранительницей и мастерицей заговорного искусства является Мария Баженова. Человек Мария закрытый, сдержанный, знания свои всегда хранила в тайне, как ей заповедали предки-целители: помогать людям помогала, щедро оделяла счастьем, а секретов своих не раскрывала. Однако все время задумывалась о том, что ее сил и времени хватает лишь ограниченному кругу людей, печалилась из-за того, что такая помощь – капля в море, ведь велика Россия-матушка, а бед и горестей достает всем. Вот и рассудила Мария, что, для того чтобы «ложкой сине море-океан не вычерпывать», необходимо секретом своим поделиться, искусство свое в мир отпустить. Лучшим способом для этой цели Мария Баженова сочла книгу.

Прасковья Белова – знахарка с Онеги

На берегу холодного Онежского залива живет Прасковья Мироновна – последняя целительница из рода Беловых. Об их семье издавна ходили легенды: поговаривали, что знают они какой-то секрет, позволяющий жить, не зная бед. Беловым и правда всегда везло. Удачной была для них охота, которой промышляли мужчины, – добыча буквально сама шла к ним в руки; болезни обходили их дом стороной; а уж о таких несчастьях, как пожар или грабеж, и говорить нечего, ни с чем подобным Беловы не сталкивались за всю долгую историю рода. Не ошиблась людская молва, секрет у Беловых и впрямь был. Они владели заговорами удивительной силы и с их помощью оберегали свою семью от всего дурного. Но и другим помогали. Прасковья Мироновна вспоминает, что к ее деду целый день шли люди за советом, просили рассудить, если что – обращались за помощью. Для каждого у него было свое слово: иногда мудрое, иногда доброе, а иногда и суровое. Но никто не обижался и зла не держал, потому что знали: если поступить, как он велит, дело окончится хорошо. Однако в семье никогда открыто не говорили об особом знании, его хранили в тайне не только от посторонних, но и от детей и внуков. Доступ к нему Прасковья Мироновна получила только тогда, когда сама стала бабушкой. Именно тогда отец передал ей тетради, куда накануне Первой мировой войны ее дед, опасаясь гибели, записал множество старинных заговоров. В последней из тетрадей был и дедов наказ – отдать все людям, когда знахарская традиция рода Беловых прервется. Прасковья Мироновна овладела заговорной премудростью, без устали помогала и близким, и совершенно чужим людям, но вот передать свои знания ей некому: ни одна из взрослых дочерей продолжать династию знахарей не захотела. И то гда целительница решила, что пришло время выполнять дедов наказ. Она отдала всю коллекцию заговоров в нашу редакцию, чтобы бесценные знания не пропали, а помогали людям.

Читайте также:  От черной речки до лесной трамвай

Золотое слово Серафимы Трапезниковой

Серафима Сергеевна принадлежит к старинному роду иркутских купцов Трапезниковых. В Сибири их фамилия была широко известна, так как были они «миллионщиками» – огромными деньгами ворочали. А еще знали о них как о людях щедрых: и церкви богатые пожертвования делали, и больницы строили, и неимущим охотно помогали, а богатство их не оскудевало, а только прибывало. Купеческое дело трудное, неверное: сегодня ты с прибылью, а завтра не знаешь, как с долгами рассчитаться. Чтобы всегда на коне быть, смекалки да расчета недостаточно, ведь иногда и высшие силы вмешаются, и уж в таком случае своим умом действовать недостаточно. Трапезниковы очень хорошо это знали и без устали искали средства, как удачу свою укрепить, сделать постоянной. Таким средством оказались заговоры. Поняв, какую силу они в себе таят, Трапезниковы стали собирать их, чтобы защитить себя со всех сторон: не только в делах да в богатстве преуспеть, но и здоровье укрепить, и семейную жизнь наладить. Поколение за поколением на протяжении трехсот лет в самых потаенных, глухих уголках Сибири, в самых маленьких селах по крупицам собирали Трапезниковы свою коллекцию заговоров. Называли их «золотыми словами», ведь от них человеку и золото, и благодать прочая сама в руки идет. Так повелось, что «золотые слова» хранились в роду Трапезниковых, а за пределами семьи никогда не разглашались. Не делились Трапезниковы своим знанием, берегли как зеницу ока, собирали только для себя. Скрытность такая к добру не привела. Агафья Трапезникова, бабушка Серафимы Сергеевны, в молодости отказала в помощи подруге (не принято было в роду делиться нажитым, слово заговорное берегли, верили, что нельзя его абы кому доверять, от того оно потускнеть может, как золотая монетка, если ее из рук в руки передавать), а та взяла грех на душу – навела на семью Трапезниковых родовое проклятие. Правда, подействовало оно не сразу, настигло Агафью Спиридоновну уже в старости, когда, как известно, мудрость прибывает, да силы убывают. Перед смертью дала она своей внучке особый наказ: велела золотые трапезниковские слова больше в их роду не использовать, а помогать с их помощью всем, кто ни по просит помощи, всем страждущим да обиженным, и в первую голову таким, на кого лиходеи навели сглаз или порчу. Серафима Сергеевна дала бабушке слово исполнить ее завет. Обещание свое она выполнила: заговоры, столетиями накопленные, людям раздавала, себе же ничего не брала. Везение Трапезниковых не оставило, а чтобы слова золотые еще шире по России разошлись, еще большему числу людей помогли, Серафима Трапезникова решила издать книгу сибирских заговоров.

Предназначение Натальи Сытиной

История новгородской знахарки Натальи Сытиной отличается от предыдущих. Ее предки не лечили людей словом и не знали ни одного заговора. Да и сама она в юности собиралась стать филологом и ни о каком знахарстве не помышляла. Все изменила фольклорная экспедиция. Студентов послали, как это принято, собирать по деревням и селам фольклор: песни, сказки, побасенки… Всем этим охотно делились с молодыми филологами деревенские бабушки – рассказывали все, что знали и помнили. И только о заговорах помалкивали, ни слова проронить не желали. Но Наталье на помощь пришел случай: она сильно

Источник

Река слез

Она нашла в себе силы воскресить терзавшие душу чувства и излить их в этой интимной исповеди…

Юная мусульманка Самия жила в атмосфере постоянного страха и полной беспомощности перед жестокостью и до брака. А в супружестве она узнала, что женское тело – это одновременно и поле битвы, и военный трофей, и способ укрощения мужской агрессии. Нет, ее дочери не повторят ее судьбу! Из этого ада два выхода: бежать или умереть…

Часть первая — АДАПТАЦИЯ 1

Часть вторая — «ТУРИСТИЧЕСКАЯ» ПОЕЗДКА 9

Часть третья — ДЕЙСТВИЕ 23

Самия Шарифф
Река слез

Моим детям, которые всегда рядом

и дарят мне свою безграничную любовь

Предисловие

Достигнув возраста, когда человек начинает размышлять более или менее здраво, я снова и снова задумываюсь как о своей собственной судьбе, так и о судьбе алжирских женщин вообще. В своей первой книге, названной «Паранджа страха», я писала о прожитых мною в Алжире годах безысходности, сменившихся долгими месяцами скитаний во Франции в напрасной надежде обрести наконец убежище и покой. Позднее, обзаведясь фальшивыми документами, я совершила невозможное – уехала так далеко, что, казалось, дальше уж и некуда. События, о которых пойдет речь в настоящем повествовании, происходят уже в новом веке, после моего прибытия в Квебек, во франкоязычный анклав на американском континенте.

Ледяным октябрьским вечером 2001 года, вскоре после атаки террористов на Всемирный торговый центр, я оказалась в аэропорту чужого города, в совершенно чужой стране, славящейся суровым, как в Сибири, климатом. При себе я имела единственную ценность – своих детей: двух дочерей восемнадцати и тринадцати лет, четырехлетних близнецов и полуторагодовалого младенца. В карманах у меня было около двух сотен долларов. В то время, когда весь мир еще не оправился от пережитого шока, я ступила вместе с моими дорогими детками на обетованную землю. Землю свободы, великодушия, человечности.

Читайте также:  Сызранка река есть в сызрани

Все последующее время после того октябрьского дня 2001 года, который навсегда вычеканен в моей памяти золотом, я всеми силами пыталась сбросить с себя воображаемую паранджу, сотканную из основанных на угнетении традиций. Но самой большой трудностью оказалась каждодневная борьба со страхом, которую я вела и продолжаю вести. Этот страх мешает мне смотреть вперед, мешает дышать и, в конечном счете, мешает жить.

Не уверена, что смогу когда-нибудь окончательно победить этот страх. Но теперь я понимаю его природу, и это меня успокаивает. Страх перестал быть полновластным хозяином моих поступков. Всякий раз, когда он подкрадывается ко мне, я поворачиваюсь и смотрю ему в лицо. Я дерзко выдерживаю его взгляд, чтобы показать ему свою силу, а затем выставить его за дверь. Пусть этот страх вездесущ, но последнее слово уже остается не за ним.

Вторая представленная мною книга имеет ту же цель, что и первая. Это свидетельство о совершенном по отношению ко мне и моим детям насилии, это голос в защиту тех, кто продолжает оставаться пленником такого насилия, а также это луч надежды для всех женщин, которые борются со злом, под каким бы обличием оно ни скрывалось.

Часть первая
АДАПТАЦИЯ

Бежать или умереть

Мои детские и отроческие годы прошли в атмосфере постоянного страха перед будущим и полной беспомощности перед жестокостью. Отец и мать лелеяли мысль, что все эти унижения помогут лучше подготовить меня к супружеской жизни, когда родители наконец-то смогут сбыть меня с рук.

Еще будучи совсем юной, я с ужасом осознала, как невыносима жизнь женщины, отданной под неограниченную мужскую власть. Мечта стать свободной женщиной в обществе, погрязшем в пережитках, казалась несбыточной.

В глазах многих я была просто претенциозным существом, которое надо было постоянно держать в узде, к тому же существом женского пола – об этом я должна была помнить всегда. То есть я была неспособна действовать самостоятельно по определению и могла только выполнять приказы и находиться на четко ограниченной территории, над которой довлела и довлеет по сей день безграничная власть мужчины.

Это та территория, где правительство диктует народу, отец диктует матери, брат сестре, супруг супруге. Это иерархия, при которой новорожденный мальчик сразу получает преимущество перед новорожденной девочкой. Более того, даже если сестры старше, а его еще заворачивают в пеленки, он все равно имеет над ними освященное небесами превосходство.

Добро пожаловать в мир мужчин, где нет места для жалости к таким, как я, подающим голос, а тем более к женщинам, способным не просто говорить, но кричать, численность которых гораздо больше, чем может показаться. Но какая польза от этого крика, если все равно не докричишься? К тому же в том мире никто не видит в женщине полноценное человеческое существо, с равными правами, стремящееся к самоутверждению. Мы ничем не лучше самок животных.

Я была еще девочкой-подростком, а родители уже определили мою судьбу и навязали мне мужа, который, едва закончилась свадебная церемония, силой объяснил мне, что теперь я являюсь его собственностью. Мое положение становилось все хуже и хуже, я и сегодня не перестаю удивляться тому, что смогла пережить эти пятнадцать лет.

Находясь под игом вдвое старшего мужчины, я все же худо-бедно сопротивлялась. Как правило, очень худо и очень бедно. Из этой сплошной тьмы, окружавшей меня, выхода было всего два: бежать или умереть.

Я решила бежать, наперекор ветрам и бурным течениям, наперекор традициям и условностям. Решила спасаться и спасать своих пятерых детей, в особенности двух дочек. Я наконец поняла, что им уготована такая же ужасная судьба, поэтому необходимо было любой ценой попытаться совершить этот дерзкий, почти безрассудный поступок.

Я была единственным взрослым человеком в своей семье, и мой долг был вытащить близких из гнусности такого существования.

Пользуясь случаем, хочу сделать одно уточнение относительно первой своей книги «Паранджа страха», в которой описываются эти драматические события. Ее название напоминает мне то время, когда я, закрыв лицо, дрожала от страха, как тысячи и тысячи женщин, Но, возмущаясь положением женщин в исламских странах в моей первой книге, я, тем не менее, не критиковала сам ислам. Скорее, я обвиняла многих недостойных мужчин-мусульман в жестоком отношении к своим женам и дочерям. Я верю, что, если бы они действительно следовали всем заветам и предписаниям ислама, судьба мусульманок не была бы столь ужасной. Тысячам женщин не пришлось бы выживать в условиях, которые трудно назвать приемлемыми для жизни. Многие мужчины-мусульмане забыли заповеди Аллаха и установили свои собственные правила, продиктованные ненавистью к женщине.

Я вовсе не собираюсь петь осанну западному миру, тоже не безупречному, если приглядеться повнимательнее к условиям жизни женщин. Несмотря на равноправие полов, что зафиксировано в законодательствах западных стран, необходимо признать, что юридические аспекты не всегда соответствуют реальности. Многочисленные проявления жестокости, несправедливое ущемление в заработной плате, другие причиняемые женщинам обиды все еще имеют место. Но то единодушие, с каким тридцать лет назад было провозглашено равенство, вымостило путь многочисленным реформам и, безусловно, улучшило положение женщины.

Читайте также:  Река березовая пермский край татарский мост

Ни одна из монотеистических религий в конечном счете не является по-настоящему благожелательной по отношению к женщинам, а священные тексты, будь то Библия, Тора или Коран, иногда настраивают меня на скептический лад.

Перед тем как приехать в Квебек, я очень части задавалась таким вопросом: неужели я всю свою жизнь должна подвергаться испытаниям, уготованным мне судьбой, и просто смотреть, как кто-то управляет моей жизнью, тогда как мои собственные возможности сокращаются, подобно шагреневой коже? Получу ли я когда-либо передышку? Разве счастье – это привилегия лишь избранных, появившихся на свет в стране, где родиться женщиной не значит быть проклятой?

Мир таких женщин, их способ жизни еще недавно казались мне чем-то нереальным и недоступным. На мое счастье кем-то был наложен запрет. В то время я даже подумать не могла, что однажды стану одной из этих избранных, что, влившись в их ряды, вздохну свободно.

В этой жестокой и часто неравной борьбе вера поддерживала меня, придавала мне сил и раз за разом спасала. Я не могу назвать себя ревностной мусульманкой, хотя и стараюсь следовать принципам своей веры и соблюдаю Рамадан. И я знаю, что над всеми нами есть высшая сила. Кто-то называет ее Аллахом, кто-то Господом или другим священным именем. Я верю, что эта сила помогает нам, и благодарю ее за то, что мои молитвы услышаны.

Источник

Султан Лагучев — Горький Вкус

Султан Лагучев - Горький Вкус

Добавлено: 28 Янв 2021

Релиз: 20 ЯНВАРЯ 2021 Г.

Текст песни Горький Вкус

Не говори мне ничего
И дай минуту мне подумать
Я пью шотландское вино
Пытаюсь мыслями запутать
Не говори мне о любви
Которой нету в твоём сердце
И не зови меня своим
Ты перешла мои границы

А горький вкус твоей любви
Меня убил, теперь без сил
А ты змея пустила яд
Любовный ад, а я так рад
Что все прошло, а может быть
И не было и ничего
Прощай, прощай и никогда
Меня, прошу, не вспоминай

А горький вкус твоей любви
Меня убил, теперь без сил
А ты змея пустила яд
Любовный ад, а я так рад
Что все прошло, а может быть
И не было и ничего
Прощай, прощай и никогда
Меня, прошу, не вспоминай

Зачем нужна твоя любовь
Когда слова твои пустые
Зачем же нужно столько лгать
Я понял всё теперь отныне
Ты уходи, ты уходи
Мне не нужна такая дура
И за слова мои прости
Ведь такова твоя натура

А горький вкус твоей любви
Меня убил, теперь без сил
А ты змея пустила яд
Любовный ад, а я так рад
Что все прошло, а может быть
И не было и ничего
Прощай, прощай и никогда
Меня, прошу, не вспоминай

А горький вкус твоей любви
Меня убил, теперь без сил
А ты змея пустила яд
Любовный ад, а я так рад
Что все прошло, а может быть
И не было и ничего
Прощай, прощай и никогда
Меня, прошу, не вспоминай

Источник



Pavluchenko & Alexey Krivdin — Река

Слушать Pavluchenko & Alexey Krivdin — Река

Слушайте Река — Pavluchenko на Яндекс.Музыке

Текст Pavluchenko & Alexey Krivdin — Река

Я бы прыгнула в эту реку
Если бы не было человека
Который утонет
Если прыгнет за мной
Я бы прыгнула в эту реку
Если бы не было человека
Который не сможет
Согреться этой зимой

Да я за тобой по пятам
Но подумай как холодно там
Нет, это даже романтично, летом я только «за»
Но не в начале же ноября
Типа тебе не понравится, успей остановиться
Зачем тебе скорая, капельница, больница
Мама будет молиться всем сердцем надеяться
И от психолога не отделаться
Но порой я тоже ищу
Причины первым не окунуться
Но так не хочу
Чтоб мой спасатель мог захлебнуться
И смотрят в воду два идиота
Думают удача это или гнет
То, что рядом есть кто-то
Кто за ними нырнет

Я бы прыгнул в эту реку
Если бы не было человека
Который утонет
Если прыгнет за мной
Я бы прыгнул в эту реку

Если бы не было человека
Который не сможет
Согреться этой зимой

Да я за тобой, знаю всю ту боль
Что в тебе сидит
Осень достает из тебя ножи
А река следит
Да я за тобой, сделай в воду шаг
Или шаг назад
Я не знаю как, ну тебе помочь
Ну как тебе сказать
Как тебе смотреть прямиком в глаза
И не забываться
Речка заберет все мое тепло
И поможет сдаться
Вначале ноября идиоты запоют
О желанье прыгнуть и найти приют
О том, что в этот страшный холод нужен человек
Который знает наизусть твой любимый трек

Я бы прыгнула в эту реку
Если бы не было человека
Который утонет
Если прыгнет за мной
Я бы прыгнул в эту реку
Если бы не было человека
Который не сможет
Согреться этой зимой

Источник

Adblock
detector