Меню

Озеро сияние ориона магаданская область

Эликчанские озёра

Краткая информация о водно-болотном угодье

Том Регион Тип Критерий Координаты центра Площадь
Водно-болотные угодья Северо-Востока России (Дальневосточный Север РФ) Магаданская область O 60°43’17» с.ш., 151°53’53» в.д. 1 200 га

Географические координаты

Высота

Площадь

Краткая характеристика

Тип водно-болотного угодья

Местоположение

Физико-географическая характеристика

Озера лежат в срединной части Колымского нагорья, в отрогах Маймаджинского хр., в широкой межгорной долине, ориентированной с северо-запада на юго-восток. Каскад состоит из трех крупных и нескольких мелких озёр, вытянутых цепочкой вдоль широкого межгорного понижения, соединяющего истоки р. Яма (бассейн Охотского моря) с верховьями р. Малтан (бассейн Колымы). Через самое западное озеро течёт р. Эликчен — приток р. Малтан, принадлежащей бассейну Колымы.

Два восточнее расположенных озера — Среднее и Гранд — питают истоки р. Яма. Протяжённость озёрной котловины ок. 12 км при ширине 2,5-3 км. Долина окружена предгорьями и склонами сопок, абсолютная высота которых варьирует от 1 000 до 1 400 м.

Местность находится близ верхней границы леса, в поясе подгольцовой растительности. До высоты 1100-1300 м склоны покрыты лиственничным редколесьем и кедровым стлаником. Увалы и косогоры, разделяющие озёра и образующие их берега, представляют собой моренные гряды. На них также растёт парковый лиственничный лес и, что характерно именно для данной местности, заросли рододендрона мелколистного (Rhododendron parvifolium).

«Колымское» озеро — неглубокое (2-4 м), дно галечное или песчаное, местами заиленное. Грунт зарастает рдестами (Potamogeton perfoliatus, P. berchtoldii), ежеголовниками (Sparganium hyper-boreum, S. emersum). На сплавинных берегах в изобилии поселяются вахта трёхлистная (Menyanthes trifoliata) и цикута (Cicuta virosa).

«Охотские» озера, напротив, глубокие. Оз. Среднее глубиной до 10 м имеет песчано-илистое дно с камнями; по берегу развит бордюр осок и арктофилы. К концу лета мелководная южная часть озера зарастает рдестами (Potamogeton perfoliatus, P. berchtoldii), осоками и хвостником. Самое большое оз. Гранд имеет длину 4,3 км, при ширине 1,75 км, длине береговой линии 11 км и площади водного зеркала 3,73 кв. км. Берега частью крутые, осыпные или щебенистые, частью — болотистые.

С южной стороны к озеру подходит низкая лесная терраса. Грунт озёрного дна — галька, песок, валуны. Наиболее глубокий участок (20-23 м) расположен в северо-западной части водоёма. Юго-восточная часть озера мелководная. Вода прозрачная, богатая аммонийным азотом, поддерживающим питание фитопланктона. Местами в донных илах обнаружено повышенное содержание сероводорода. Неблагоприятный газовый режим озера проявляется в периодических заморах рыбы, как зимних, так и летних. Кроме того, в озёрах существует повышенный естественный фон свинца (ежегодный внос ок. 100 кг).

Озеро типично олиготрофное, с преобладанием в планктоне диатомеи Tabellaria fenestrata, которой сопутствуют золотистые и сине-зелёные водоросли. Донная растительность представлена рдестами (Potamogeton pusillus, P. perfoliatus), у берегов разрастаются хвостник (Hippuris vulgaris) и крупные осоки.

В составе зоопланктона особенно многочисленны копеподы (43%, доминирует Cyclops scu-tifer), кладоцеры (42%, массовые виды — Daphnia cristata, Holopedium gibberum, Bosmina longirostris) и коловратки (15%). Плотность населения зообентоса оз. Гранд 836 экз./кв.м, или 3,9 г/кв.м в единицах массы. В его составе доминируют моллюски (58%, Lymnaea atkaensis, Anisus spp.), хирономиды (25%), олигохеты (10%), местами в массе присутствуют ручейники, пиявки (Hirudinea) и мошки (Sinulidae). Приведнные количественные соотношения относятся к середине лета, они заметно варьируют по глубинам и сезонам (Засыпкина, 1986).

Среди паразитов рыб, населяющих озёра, есть все характерные черви, циклы которых идут через веслоногих рачков. Наиболее значимый паразит арктического гольца — трематоды рода Phyllodistomum, половозрелые рыбы заражены ею на 100% (Г. И. Атрашкевич, личн. сообщение).

Питание озёр идёт за счёт атмосферных осадков, грунтовых вод и терригенного стока. Вода на мелководьях нагревается до +16°С, в глубине +8-12°С. Лёд устанавливается в начале октября и разрушается в начале июня.

Климат местности — континентальный. Среднегодовая температура воздуха составляет −12°С. Годовое количество осадков — 293 мм. Средняя температура января −32°С, в декабре-феврале минимальные температуры понижаются до −55°С. Ниже озёрной котловины зимой разрастаются обширные наледи, а в боковых долинах постоянно дуют пронизывающие стоковые ветры. Летом тоже не жарко. Средняя температура июля + 10,6°С, в особенно тёплые дни она может подниматься до +25°С.

Ценная фауна

В озёрах колымского бассейна обитают восточносибирский хариус (Thymallus arcticus pallasi), девятииглая колюшка (Pungitius pungitius), пестроногий подкаменщик (Cottus poecilopus), чукучан (Catostomus catostomus), а также многочисленный и необычайно крупный гольян (Phoxinus phoxinus).

«Охотские» озера населяет локальное стадо арктического гольца (Salvelinus alpinus). Популяция представлена двумя жилыми формами — крупной и карликовой. Первая весит от 700 до 2 400 г, нерестится в возрасте 4-5 лет, питается рыбой. Карликовая модификация весит 30-150 г, нерестится в возрасте 2 года, питается планктоном и бентосом. Как вид присутствует восточносибирский хариус (Thymallus arcticus pallasi), многочисленны девятииглая колюшка (Pungitius pungitius), гольян (Phoxinus phoxinus) и необыкновенно крупный пестроногий бычок-подкаменщик (Cottus poecilopus), достигающий в длину 20 см.

По свидетельству местных охотников, в сентябре через озера идёт массовый пролёт нырковой утки. В весеннее время здесь иногда появляются стайки розовой чайки (Rhodostethia rosea). В окрестностях озера гнездится скопа (Pandion haliaetus). Зимой на полыньях в истоках р. Яма встречается бурая оляпка (Cinclus pallasi).

Социальное и культурное значение угодья

Через Эликчанские озера идёт дорога в оленеводческие бригады, издавна осваивавшие верховья р. Яма (к середине 1990-х гг. эта деятельность угасла). В 1940-1950-е гг. управление Даль-строя вело в этом районе масштабные лесозаготовки. Зарастающие вырубки и островные поймы в истоках р. Яма богаты плантациями жимолости (Lonicera edulis) и пользуются популярностью среди местного населения.

Озёра — излюбленное место отдыха и рыбалки жителей дорожного пос. Атка и водителей — «дальнобойщиков», перевозящих грузы и топливо по Колымской трассе. В 1970-1980-е гг. здесь существовал пионерский лагерь и благоустроенная зона отдыха. От наледей ниже оз. Гранд возможен сплав по р. Яме. Этот вид отдыха популярен среди местных ценителей костра и рыбалки.

Водно-болотные угодия этого региона:

  • Низовья реки Автоткуль
  • Мотыклейский залив
  • Остров Талан
  • Кавинская равнина и озеро Чукча

Книги:

Название настоящей брошюры не должно никого вводить в заблуждение: на самом деле речь пойдёт о правилах .

Постатейный правовой научно-практический комментарий к Водному кодексу РФ и к Федеральному закону .

В коллективной монографии обобщены результаты исследования динамики биологического разнообразия .

Источник

Куда отправиться за приключениями и лучшими фото

Топ-10 мест по версии Александра Шафранова

Александр Шафранов — известный в Магаданской области фотограф, художник, альпинист и путешественник

В 2019 году он возглавил жюри областного конкурса «Открой для себя Колыму». Туристский информационный центр попросил Александра рассказать о самых красивых местах Магаданской области, которые будут интересны охотникам за уникальными кадрами.

Вообще, у нас один из красивейших в мире регионов. Такого разнообразия нет нигде. В области есть каньоны с сложными сплавными реками, есть высокие труднодоступные горы (для альпинистов это рай), есть море с островами — тихоокеанское побережье, тундра, лесотундра, тайга, и все это в одном регионе. Для сравнения, Алтай тоже красивый, но моря нет. Здесь на лодке я могу уходить куда-нибудь на острова и снимать совершенно другой мир или уехать на озеро Джека Лондона — это вообще другая, чудная планета.

Озеро Джека Лондона, езжу туда почти каждый год. Я вырос в тех местах, все там обходил. Это озеро уникально — 5 островов, чистейшая вода, которую можно просто пить из кружки. Где еще есть такое? А горы там как в Йосемитском национальном парке — заходишь в центральную часть и видишь километровые отвесные стены, водопады, горные озера на разных высотах. Есть долина, в начале лета она полностью покрывается рододендронами. К слову, у множества озер и некоторых вершин еще нет официальных названий, поэтому мы называли их сами как, например, «Озеро белых ночей».
А.Шафранов, из интервью газете «Вечерний Магадан»

По версии РГО в национальный рейтинг озер России вошли: Байкал, Ладожское, Онежское, Селигер, озеро Лотосов и наше озеро Джека Лондона.

«Здесь, действительно, очень красиво», — считает Александр, — «одна только коса Биологов и долина реки Пурга чего только стоит».

Коса Биологов

Названа так в честь ученых, чья научная станция находилась недалеко от озера. На этой косе они построили летнюю базу, где останавливались, чтобы проводить биологические исследования.
Их можно понять: место очень красивое, оно защищено от ветров горными хребтами.
По песчаному пляжу легко добраться до воды, чтобы взять образцы, а в хорошую погоду, почему бы и нет? На этом пляже отлично отдыхается.
Александр уже 35 лет каждый год приезжает сюда. Несмотря на то, что основная цель поездок — экспедиции в районе озера, он с друзьями обязательно чинит оставшийся от биологов домик. И так до следующего лета.

Долина реки Пурга

Пурга — это небольшая река, которая впадает в озеро Джека Лондона. Названа так геологом Петром Скорняковым, когда его поисковая партия обследовала долину реки и там их неожиданно настигла пурга. Люди едва не погибли от холода, их спас холостой выстрел из ружья, благодаря которому удалось разжечь костёр и обогреться.
Зимой в этих краях непросто путешественнику, но летом долина реки — это живописное спокойное место, окруженное сопками,
Здесь самые протяженные песчаные пляжи озера. Рядом — долина Студеного ручья и три наледи, которые почти не тают.

Вокруг озера Джека Лондона множество небольших озер и там красиво везде, куда ни кинь взгляд. Но наша природа более обширна и многообразна и не ограничивается озерами. Для путешественников, альпинистов и художников здесь огромное поле для исследований и творчества. И для незабываемых приключений.

Река Омулевка

Река Омулевка берет свое начало в горах Оханджа и является одной из самых красивых рек Магаданской области. Свое название река получила благодаря арктическому омулю, который водился в водах реки. Это место стоит того, чтобы его увидеть, несмотря на отдаленность от дорог и сложности маршрута. Добраться до реки можно на вертолете, вездеходе или пешком. Протекает она в Сусуманском районе. В верховьях Омулевки находится туристическая база «Маргаритто». В начале 70-х это место было облюбовано известным сусуманским фотографом — Виктором Маргаритто. В честь него и был назван перевалочный пункт. Двумя километрами ниже базы река входит в горы — Омулевское среднегорье. Ее поток прорезает толщу древних карбонатных пород, тем самым образуя каньон длиной 40 километров. Этот узкий извилистый коридор с вертикальными стенами, расстояние между которыми не превышает 20 метров, считается самым живописным местом на всем протяжении реки. Для сплавов это самый сложный отрезок на всей протяженности реки, но один из самых захватывающих.

Читайте также:  Чистое озеро в казани дачи

О путешествии по Омулевке читайте рассказ Владимира Похилюка, опубликованный на нашем сайте.

Река Хета

«Эта река — настоящая жемчужина области «, — считает Александр Станиславович, «она поражает красотой и долиной замков».

В Хасынском районе, в 30 км за поселком Атка налево уходит долина реки Хеты и вдоль нее на 15 км протянулись скалы в виде башен и сказочных замков — так причудливым образом выветрились горные породы.
Самые интересные скалистые образования находятся в конце долины. До них можно доехать даже на машине: там есть дорога, а в реке много мест, где можно ее пересечь по малой воде. По реке можно и сплавляться, Хета — река несложная, там есть только один небольшой порог. Сплавом идут чаще всего те, кто держит цель на Бахапчу.

О путешествии по реке Хете и сплаве к Бахапчинским горам читайте рассказ Владимира Похилюка на нашем сайте.

Река Буюнда

Река протекает в Среднеканском районе, в переводе с эвенкийского «буйунда» означает «с дикими оленями».
У Станислава Олефира есть книжка рассказов «Буюнда — река оленья».
Автор рассказывает о природе Магаданской области, исходив ее вдоль и поперек, и неслучайно выбрал такое название, ведь река эта дарит путешественникам незабываемые чудесные пейзажи со скалами и каньонами. А по берегу и сейчас можно встретить оленей, лосей и много другой живности. Река очень привлекательна для сплавов.

Горные ландшафты представляют большую часть территории. Магаданский регион смело можно назвать горной страной. Здесь удивительны пейзажи гор Большо́й Аннгачак где находятся пики Челленджер, Стремления и другие, превышающие по высоте два километра, многие из них покорил Александр Шафранов.

Пик Челленджер

Пик Челленджер — одна из самых недоступных вершин на Колыме. Находится в Ягоднинском районе. Эта скала похожа на космический корабль. Раньше она называлась Чёртов палец, но когда в Америке случилась трагедия с Челленджером, скалу переименовали в память о погибшем экипаже. В конце 80-х годов пик впервые покорил Александр Шафранов и его друзья и именно эти альпинисты переименовали его.
В июне 2003 года, ровно через 15 лет, группа в том же составе попробовала покорить вершину, но это сделать не удалось из-за снежной погоды.
Однако не тот характер у Александра Шафранова и в этом же году, только осенью, он и еще один участник той первой группы — Константин Брусков, все-таки установили флаг России на самой высокой точке Челленджера.

Горы Дэл-Урэкчен

Горы необычны по структуре и красоте. Доехать до гор можно по Тенькинской трассе, которая отходит от Колымской на 83 км. Она пересекает реку Хасын и поднимается к первому перевалу. Перед мостом через реку Аган, дорога уходит к верховьям распадка, где находятся скалистый цирк и и массив Дел-Урэкчэн.
Самая известная местная достопримечательность — гора Трог. Вершина горы похожа на четыре разрушенные башни с отметкой выше полутора тысяч метров. Находится она шестью километрами вверх от моста по реке Аган и место это довольно популярное у магаданских туристов.

Горы Больших порогов

«Необычны и труднодоступны горы Больших порогов, но кто доберется до них будет вознагражден по достоинству», — уверен Александр Шафранов

Горы Большой и Малый Мандычан находятся на левом берегу реки Бахапчи, в ее среднем течении. Их называют горы Больших порогов, так как в отрогах находятся знаменитые бахапчинские пороги, хорошо известные со времен первых колымских экспедиций. Эти пороги и названы в честь участников билибинской экспедиции и все они нанесены на карту: Ивановский, Степановский, Васильевский и др.

Этот район почти не имеет следов пребывания человека. Поэтому здесь, в необычной красоте, не оставляет чувство оторванности от цивилизации.

Река Колыма

Эта мощная река дала название целому региону. Протекает она в Якутии и Магаданской области, но именно в Среднеканском районе утесы реки поразят путешественников своим масштабом и величием.

Утесы эти находятся примерно в 30 км от Сеймчана. Сплавится до них можно по Буюнде. Сплав несложный, можно сказать семейный, но длинный — 12 дней. И если брать лодку с мотором, это будет незабываемое приключение.

Мыс Островной

Охотское море и его побережье очень живописно. На мысе Островном в конце июля Александр предлагает снимать эдельвейсы — уникальный горный цветок и очень редкий вид. Также здесь разнообразен и животный мир, представленный многочисленными птицами и морскими животными, здесь часто можно увидеть косаток.

Из всех вышеописанных путешествие к Островному мысу (другое его название — Птичий остров) наиболее доступно для магаданцев. Летом можно доехать на велосипеде или дойти пешком.

Александр Станиславович Шафранов всю жизнь работает над тем, чтобы рассказать и показать красоту и необычность нашего края.

«Колыма — это территория мужества и романтики», — говорит он.

Природа Магаданской области необычайно многообразна и удивительна и путешествовать по нашему региону — это значит постоянно открывать что-то новое. И, конечно, фото прекрасных и умиротворяющих пейзажей можно получить не только в этих 10 местах.
Стоит только выйти за порог дома.
Сопки, море, прозрачные озера, стремительные ручьи и реки… как же хороша Колыма!

авторы.jpg

Палтус в сливочно-перечном соусе

Рассказ Владимира Похилюка об очередном вдохновляющем походе в Магаданской области

Источник

Комплект открыток «Странствуй по Колыме» – 6 (Roaming around the Kolyma – 6)

Перечень:
1. Усть-Омчуг.
2. Водопад озера Сияние Ориона. Верховье р. Нелькобы.
3. Кулинский перевал.
4. Озеро Глухое, 3 км восточнее дорожной дистанции «143-й км».
5. Отроги горы Игандя.
6. Один из бутугычагских «сфинксов»
7. Обогатительная фабрика рудника «Павлик».
8. Мандычанские горы.
9. Обогатительная фабрика рудника имени А. Матросова.
10. Река Тенька.
11. Бутугычаг. Останцы и руины лагеря «Сопка».
12. Озеро Голубое. Верховье р. Армани. 20 км севернее пос. Мадаун

1. Ust-Omchug.
2. Siyanie Oriona Lake Waterfall. Nelкоba Riverhead.
3. Kulu Hill Pass.
4. Gluhoe Lake, 3 кт to the East of Road Distance “143 km”.
5. Branches of the Iqandya Mountains.
6. One of the “Sphinxes” of the Butugychag
7. Pavlik Mine Processing Plant.
8. Mandychan Mountains.
9. Processing Plant of the Mine named after A. Matrosov.
10. Теnка River.
11. Butugychag. Ruins of the Camp “Sopka”
12. Goluboe Lake. Arman Riverhead. 20 km to the North of Madaun community.

Источник

Озеро с метеоритом и северное сияние: Жигунов и другие звезды подсказали, куда поехать в отпуск

Российские знаменитости рассказали Teleprogramma.pro о плюсах их родных городов.

Озеро с метеоритом и северное сияние: Жигунов и другие звезды подсказали, куда поехать в отпуск

Поесть раков и насладиться северным сиянием: Жигунов, Ярушин, Сенчукова и JD Грув подсказали, куда поехать в отпуск. Фото: соцсети

До лета остается чуть больше двух недель. Если отпуск еще не распланирован, то самое время заняться этим вопросом.

Теперь, отправляясь в Ростов-на-Дону, Волгоград, Мурманск, Пятигорск или Челябинск, можно использовать звездный путеводитель.

Наталья Сенчукова: «В Пятигорске выпить минеральной воды и подняться на Машук»

Исполнительница родилась в городке Георгиевск, а когда девочке было 1,5 года, семья перебралась в соседний Пятигорск. Именно сюда советует отправляться артистка.

«Каждый должен съездить в Пятигорск, Кисловодск, посмотреть окрестные города – это отличные курорты. В XIX веке вся знать ездила туда лечиться кавказскими минеральными водами.

В Пятигорске обязательно нужно посетить Провал, забраться на гору Машук, дойти до цветника, галереи. Здесь же находится место, где состоялась дуэль роковая Михаила Лермонтова. Я думаю, что туристов ждет насыщенная программа».

Что касается даты поездки, то лучше всего выбирать теплое время года. В горах сезон наступает с апреля и длится до октября.

«Это время, когда все начинает цвести, оживать. Там гораздо ярче краски, чем в центральной части страны».

Станислав Ярушин: «В Челябинске есть озеро, куда упал метеорит»

Звезда «Универа» родом из Челябинска. Тем, кто еще не успел побывать на его малой родине, он советует посетить регион и насладиться природой.

«Челябинск — это природа, в первую очередь. За последние годы город стали приводить в порядок, потому что предыдущий глава успел «убить» его за четыре года».

Сейчас делается все возможное, город оживает, даже ценник на недвижимость вырос».

Оказавшись в Челябинске, он советует прогуляться по городским паркам. Заглянуть в кафе, в городе хорошая инфраструктура и в целом уютно.

«В области есть замечательные озера Тургояк, Увельды. А еще знаменитый Чебаркуль, куда упал метеорит.

Я бы посоветовал сходить на ледовые площадки. В Челябинске порядка 15 ледовых арен, где можно провести классно время, покататься на коньках в настоящем конькобежном дворце. А за гордом много турбаз, где можно хорошо отдохнуть».

Сергей Жигунов: «В Ростове-на-Дону нужно есть раков и устраивать гулянья»

Актер родился на юге, в Ростове-на-Дону. Он предупреждает, что неподготовленному человеку летом городе покажется очень жарко. Поэтому для поездки лучше выбрать весну или раннюю осень.

«Когда я был маленький, по радио постоянно объявляли, что выходить на улицу с 12-16 часов дня не стоит. Особенно людям, у которых есть проблемы с сердцем и сосудами. Жара была такая, что майка выгорала на плечах.

Поэтому ростовчане традиционно проводят лето на левом берегу Дона. Там все для отдыха: отличные пляжи, шашлыки, раки».

По реке можно прокатиться на речном трамвайчике, спуститься по воде в Таганрог. В этом городе родился Антон Павлович Чехов.

«Любителям рыбной ловли прямая дорога в регион. Там много отличных мест, где замечательная рыбалка».

По утрам или ближе к вечеру, когда спадет жара, стоит прогуляться по столице Дона и насладиться историческими местами и казачьим бытом.

Евгений Рудин (DJ Грув): «В Мурманске северное сияние и горнолыжные склоны»

Ди-джей родился в Апатитах, Мурманской области. Он настоятельно советует посмотреть русский Север.

«Летом там очень замечательная атмосфера, с 4 утра начинает светить солнце. Зимой – потрясающие горнолыжные склоны, северное сияние.

Сейчас идет активное развитие региона, он на подъеме, все обустраивается, становится чище и краше».

Камиль Ларин: «Волгоград – город с богатой военной историей»

Актер родом из Волгограда. Это город буквально дышит военной историей.

«Здесь и Мамаев курган, и Мать Родина, и музей-заповедник «Сталинградской битвы». Еще стоит пройтись по набережной Волги».

Смотрите также

Учредитель, редакция, издатель журнала «Телепрограмма» и сайта teleprogramma.pro
АО ИД «Комсомольская правда». Зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-66912 от 22.08.2016

Читайте также:  Озера мурманска для купания

Заместитель Генерального директора, Издатель
(лауреат рейтинга «ТОП 1000 российских менеджеров» в 2015-2018г.г. в разделе СМИ. Лауреат Рейтинга молодых медиаменеджеров в 2012-2014г.г. Лауреат Премии «Медиа-Менеджер России» в 2015 и 2019 г.г.): Владислав Гемст

Главный редактор журнала «Телепрограмма»: Павел Садков
Директор проекта teleprogramma.pro: Станислав Леонидов
Шеф-редактор сайта teleprogramma.pro: Екатерина Болгова / ekaterina.bolgova@phkp.ru
Директор по продвижению: Анастасия Шибаева / +7(495) 777-27-72 (доб. 34-34) anastasiya.shibaeva@phkp.ru
Директор по рекламе: Ольга Швец / +7(495) 777-02-78
Размещение рекламы в интернет: Сабина Багирова / тел.: 8(495)777-02-78 (доб. 1258), моб.: 8(964)559-73-55, e-mail: Sabina.bagirova@phkp.ru)

Исключительные права на материалы, размещенные в сетевом издании TELEPROGRAMMA (www.teleprogramma.pro), в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат АО «Издательский дом «Комсомольская правда» ©, и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя. Приобретение прав: ‎(495) 970-19-51 (kp@kp.ru)

Сообщения и комментарии читателей сетевого издания размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона. Возрастная категория 16+

Источник



Сияние Ориона

В поисках Сияющего Ориона

Утром позвонил Валера Борновец
-Ты радио магаданское слушал?- начал он издалека
-Нет, а что, ты-то встаешь пораньше – ответил я
Валера, работая на автобусе, развозящем утренние смены прииска «Курчатовский», вольно — невольно вставал в то время, когда под музыку Грига просыпалась вся область.
-Там сказали, что на территории Тенькинского района есть памятник природы, озеро «Сияющий Орион», давай съездим, поснимаем.
Валера в то время серьезно увлекался фотографией, причем, самой замудренной – цветной. И надо сказать у него весьма неплохо получалось. Для этой цели он даже приобрел за бешенные по тем временам деньги японский фотоаппарат и где-то по великому блату доставал японскую пленку и химикаты.
-А где это? – спросил я.
-Сказали, что в верховьях Нелькобы.
— А как бы уточнить?
-Давай поспрашиваем у вертолетчиков, они везде мотаются и наверняка знают.
-Хорошо, я сегодня постараюсь найти Юру Новикова, думаю, что он поможет.
— А я со своей стороны поспрашиваю у нелькобинцев – завершил разговор Валера.
Ближе к полудню, услышав шум приземляющегося вертолета, я отправился в аэропорт.
Юра уже сидел в диспетчерской и одолевал очередной стакан кофе с таким количеством сгущенки, что скорее это было сгущенное молоко с добавкой кофе.
-Как же, помогу – ответил он на мой вопрос и полез в планшетку за картой.
-Вот, похоже, здесь – он ткнул пальцем на карту, — Нам туда полеты вообще-то запрещены, там не то заказник, не то заповедник. Полигонов и старателей в тех краях нет, пожаров там не было, так вам видимо, сюда.
-А как бы карту срисовать? – озадачил его я
-Срисовать? Это интересно, сам понимаешь, наши карты не для всех, но только для удовлетворения вашего интереса я попрошу Лешу Бронникова, он переснимет, и дня через два получишь. Только никому ни слова.
-Заметано! Спасибо за содействие!
Вечером мы встретились с Валерой, и пока его жена Шурочка варила для нас пельмени и хлопотала на кухоньке, мы сошлись к тому, что при удачном стечении обстоятельств, а дело происходило в начале недели, ранним утром в субботу отправиться на поиски озера.
-Нелькобинцы говорили, что найдем без проблем. Они туда на рыбалку ездят и зимой, и летом. Да и техника в их руках, как-никак дорожники, да без дороги к добыче – это нереально, — Валера доложил обстановку с расспросами у аборигенов, – В пятницу подъедешь, заправимся, да канистру двадцаточку с собой возьмем.
Заречный еще спал, когда я подъехал за Валерой. Он вышел, вооруженный двумя фотоаппаратами, рюкзаком с провизией и скулящим от нетерпения черным спаниелем Чифом.
-Будет нас о косолапых предупреждать, — Валера пояснил наличие вислоухого напарника.
Поворотный пункт — поселок с названием Нелькоба, находился в шестидесяти километрах от нас на берегу реки, имеющей такое же название. Такая уж особенность у местной топонимики — населенные пункты, как правило, обосновывались на берегах рек, приобретая и их названия. Утренняя пустынная дорога до него пролетела просто незаметно, а день обещал быть изумительным – на небе ни облачка.
В круглосуточной трассовской столовой мы плотно позавтракали. Распугав утренних собак, выехали за поселок. Дорога и впрямь была хорошо накатана, но только до ручья Родионовский, где она раздваивалась. Очень накатанная дорога уходила направо в распадок и вела на участок с одноименным названием. Налево же, поднявшись на высокий берег, она шла вдоль несущей свои чистейшие воды Нелькобе. Меня всегда удивляли названия ручьев и рек, которые давали те далекие первопроходцы. Совсем непонятно происхождение названия рек Нелькоба, Чалбыга, но чем-то романтическим повеяло – ручей Прощальный, Смородиновый, Родионовский. Судя по широким плесам и подмытым бортам, в паводки в этих безобидных ручьях просыпался, по меньшей мере, демон. Глядя на карту и огромный водосбор основного притока Нелькобы Чалбыги, а пересекать его приходится практически у устья, понимаешь, что в паводок сюда просто соваться не следует. Но нам везло – дождей давно не было, и погода была прекрасная. Пока никаких видимых препятствий ни для «Нивы», ни для нас не было. Промеряли глубину Чалбыги и пришли к выводу, что снимать ремень вентилятора, как мы планировали, нам не придется. За Чалбыгой пересекли еще несколько пересохших, но отмеченных на карте ручьев – Чудак, Темный. А с другого берега впадали ручьи с не менее интересными названиями: Тихоня, Вопрос, Пострел. И еще масса маленьких, появляющихся, видимо весной, либо в дожди безымянных, но оставивших свой след на отрогах Нелькобинской гряды. Дорога петляя, все время шла по левому берегу реки, то приближаясь к ней, то отдаляясь. Иногда останавливались ради красивого кадра, да и просто размяться. Чиф в это время с радостным лаем выскакивал и гонял по кустам куропаток, собирая на свои длиннющие уши листья и ветки.
Прижавшись к сопке, дорога вынырнула к сверкающей в лучах летнего солнца наледи, разбросавшейся по всей широкой долине. Осторожно прижимаясь к крутому, осыпающемуся склону по дороге, усыпанной скатившимися валунами, мы пересекли этот сложный и опасный участок и выехали к широкому плесу, на противоположном берегу которого стоял обыкновеннейший ЗиЛ 130, что вселило в нас уверенность в том, что препятствий особых для «Нивы» не будет. Горел костер и зрители, оставив свои неотложные заботы, наблюдали, как мы смело на нашей «Ниве», зарываясь в воду по самый капот, пересекли реку. Не застряли и не захлебнулись! Перекинулись словами с рыбаками, возвращающимися с озера Льдистое. На Орионе они не рыбачат, по причине самой простой — подъезда к озеру нет, а идти пешком для водителя что-то вроде наказания, и убедили в том, что мы даже и без карты легко найдем то место, где надо переехать реку. И на Орион по весне из поселка на подледный лов туда ездят, но только любители скорее экстрима, нежели рыбалки.
Дорога, перейдя на правый берег Нелькобы пошла по довольно высокой террасе, а сама река осталась далеко справа, скрытая густым и стройным лесом, разбросанным у подножия горной гряды. Проехали очень накатанную развилку, ведущую, предположительно, на озеро Льдистое. Хотя на карте оно было отмечено, как Эхо и из него вытекал одноименный ручей. По всей вероятности название Льдистое приклеили уже местные жители, а вот первопроходцы дали, по-видимому, более точное название. Но наша цель Орион! По-прежнему весьма неплохая проселочная дорога вела дальше и дальше. От поселка мы уже отъехали почти семьдесят километров, а распадки справа были похожи один на другой. Огибая реку, дорога уходила круто влево, уводя в совершенно другую сторону. Мы спешились и пошли по лесу. По всей вероятности эта дорога вела на заброшенные лесоразработки. Свидетельством того были заброшенные штабеля напиленной лиственницы и многочисленные пеньки.
Впереди, на горизонте монументально возвышались огромные, совершенно лишенные растительности горы. На одной из них, самой высокой был виден геодезический знак, с трудом различимый даже в бинокль. Интересно, каким образом и когда туда доставили материалы для строительства? Искомый распадок, по нашему предположению, находился совсем рядом, на другом берегу реки. Мы пересекли по неглубокому перекату Нелькобу и поехали по галечным косам в поисках ручья, носящего название Батрачек, впадающего в реку слева. Сопки расступились, и мы с радостью увидали неширокий ручей, вытекающий из распадка, густо поросшего ольхой.
Все, привал! Костер, каша с тушенкой, чай из необычайно чистейшей воды. Берем рюкзак, аппаратуру, машину бросаем и вперед. Чиф, слегка одуревший из-за отсутствия свободы в душном салоне «Нивы», извертелся в предчувствии движения и все норовил запутаться под ногами.
Река раздваивалась, огибая совершенно одинокую невысокую сопку, уходила далее, а мы, перейдя ее, пошли вверх по ручью, несущему свои шумные воды по бесконечным валунам. Постепенно валуны исчезли, уступив место громадным гранитным плитам. В одном месте были своеобразные ворота, сквозь которые с грохотом и пеной прорывался ручей, который мы, по мере движения, пересекали много-много раз. Чиф, сначала бодренько перебегал за нами, но после того, как его, визжащего от неожиданности, подхватило течение, и Валера едва успел поймать лопоухого путешественника, поумнел и перед каждым переходом уже не рвался вперед, а виновато повиливая хвостиком, просился к хозяину на руки. Рюкзак перешел ко мне, а Валера с Чифом шествовали впереди, метрах в тридцати.
-Смотри, что я нашел!- Валера раскрыл ладонь. На ней лежал огромный черный кристалл. Это был морион, разновидность кварца, правда, об этом мы узнали уже дома. Откуда он откололся, откуда его вымыло? Как я жалел, что шел не первым! Все! Теперь я, воспользовавшись тем, что Валера вычесывал из шерсти Чифа палки, пошел первым, не единственный же кристалл на этом ручье! Да, «повезло»! Метров через триста на берегу валялся подсумок с несколькими патронами. Пролежал он здесь, судя по виду и состоянию боеприпасов 16 калибра, наверное, лет десять, если не больше. Да, это не кристалл.
Мы шли дальше и дальше, ручей становился все уже и уже, абсолютно голые сопки все ближе и ближе подступали к нам, но озера все не было. Валера, уже утомившись перетаскивать почти обессилевшего Чифа, высказал предположение, что мы не в тот распадок вошли и, скорее всего это не Батрачек, а Гранитный, а искомый Батрачек мы просто проскочили, когда дорога начала уходить на лесоразработки. Я засомневался, тем более что левая вершина была почти рядом, и принял решение налегке забраться наверх и оттуда оглядеться. Через несколько минут я был на продуваемой со всех сторон голой каменистой вершине. Ничего, похожего ни на озеро, ни на котловину не было видно. По меньшей мере, на то расстояние, какое можно было рассмотреть.
Что ж, отрицательный результат — тоже результат. Время у нас есть, отъехали мы не так далеко, дольше прошли. Пошли обратно, я впереди с рюкзаком, а Валера нёс на руках Чифа, который всем своим видом вызывал сострадание тем лишениям, которые он по своей собачьей глупости вынужден выносить.
Тем временем, на западе потемнело, откуда-то притащило огромную тучу, и она постепенно заполнила всю долину, от сопки-до сопки. Только мы сели в машину, как хлынул дождь. Нет, это был не дождь, это был ливень! Машина стояла посреди косы, а вокруг нас бесновались со страшным грохотом молнии. Ослепительная вспышка, дикий треск, казалось, что стекла из машины выскочат – в соседний склон, буквально в пятидесяти метрах от нас вонзилась молния. Куст стланика, пронзенный ей, не смотря на ливень, вспыхнул ярким пламенем и тут же погас, залитый потоками воды. Чиф забился под сиденье и тихо скулил. От сознания того, что молния могла попасть и в нас и чем бы закончилась эта встреча, стало просто не по себе. По стеклам машины потоками бежала вода, откуда-то впереди сверху закапало.
Гроза, как внезапно началась, так и почти внезапно прекратилась. Погромыхивая, туча уползла на восток, небо очистилось и выглянуло, как будто ничего не было, солнце. Вымытая дождем речная галечная коса сверкала, словно усыпанная драгоценными камнями. Только чернел обуглившийся стланик, словно погибший свидетель грозовой вакханалии.
На ночлег мы остановились на высоком каменистом утесе Нелькобы, среди густого леса. Еще раз внимательно изучили карту. Все-таки карта картой, но на местности все выглядело несколько иначе. По всей вероятности где-то здесь, на противоположной стороне реки, должно быть устье Батрачка. После переезда у Нелькобы почти не было левых притоков, в распадке, километрах десяти-пятнадцати ниже по течению, в нее впадал ручей с весьма интригующим названием Приключение, выше Батрачек и Гранитный. Самым большим правым притоком был обозначен Янус, берущий свое начало на Нелькобинском водоразделе.
Ночь, немного покормив вечно голодных комаров, спали в машине. Ранним утром, перекусили и начали собираться на поиски озера. Валера опустошил свой рюкзак, чтобы не таскать на руках Чифа. Но как бы, ни так! Чиф, виновато виляя хвостом, забился под машину и ни на какие увещевания хозяина не реагировал. Ему хватило вчерашних приключений. Что поделаешь, придется идти без охраны!
Мы перебрались на противоположную сторону, вышли к устью Батрачка и, поднявшись на высокий подмытый берег, пошли по руслу. Ручей с шумом несся по довольно широкой долине, поросшей мелким кустарником, справа и слева прикрытый сопками, у подножия которых росли большие, большей частью искривленные от ветров лиственницы. По мере продвижения деревья становились все стройнее и стройнее, по-видимому, ветра были здесь не такими сильными, и склоны сопок становились все ближе и ближе. Где-то неподалеку находилось еще одно озеро, отмеченное на карте как Синее, а через небольшой перевал был исток ручья Приключение, а там еще несколько небольших озер. Но это все восточнее, мы же шли на север, поднимались все выше и выше, прыгая по валунам и переходя с берега на берег. Кое-где, по левому берегу попадались остатки старой, вероятно тракторной дороги. Чем дальше мы продвигались по распадку, тем живописнее становились места. На левом берегу ручья местами встречались огромные, щедро разбро-санные гранитные глыбы, слева и справа смыкались густо поросшие стройными, растущими на белоснежном мшистом склоне, лиственницами. И пронзительно синее утреннее небо, в котором высоко плыли редкие облака. Валера извел уже не одну пленку, фиксируя то, что хотелось взять с собой.
Перебрались на правый, наименее заросший берег, сопки буквально прижимали ручей, и он шумел так, что приходилось перекрикивать его, координируя дальнейшее продвижение. И вот, маневрируя по камням, совершенно неожиданно из-за очередного поворота мы увидели водопад. Мощный поток стремительным каскадом вырывался из узкого ущелья, над которым повисла радугой водяная пыль.
О существовании водопада нам никто не сказал, и его появление вызвало шок вперемежку с восторгом. Это было грандиозное зрелище – с многометровой высоты двумя видимыми ступенями сквозь скалистое ущелье, поросшее ольхой и стлаником, несся поток, относительно небольшой спокойный участок воды, между каскадами переливаясь волнами, отсвечивал бирюзой. Валера, весь промокший от водяной пыли, все снимал и снимал на свою Конику, выискиваю наиболее выигрышные и необычные ракурсы. Взобравшись по осыпающемуся берегу на верхний каскад водопада, мы увидели, что есть еще один, расположенный за поворотом. Дальше по ручью пути не было, очевидно, что стремительный поток начинался где-то дальше и выше. Цепляясь за ветки стланика, мы вскарабкались на склон. Казалось, что подъему и кустам не будет конца. Где же оно, озеро?
И вдруг, казалось синее небо, провалилось куда-то в бездну, окруженную какими-то совершенно не каменистыми сопками. И чудо – это озеро, спрятавшееся в котловине среди высоких, густо поросших стлаником сопок. Абсолютная гладь почти круглого озера, сливалась с небом, сопки, словно в зеркале отражались в его водах. Озеро было похоже на гигантскую чашу. Через несколько метров береговая линия, усыпанная мелкими камнями, просвечивающимися сквозь идеально ровную гладь озера завершалась густой темно-синей глубиной. Удивительны были и сопки, окружающие озеро. Куда-то исчезли гранитные валуны, выстилающие путь до озера и водопада, на смену им пришла мелкая гранитная крошка, напоминающая песок. Мы пошли вдоль озера по берегу и вышли на противоположную сторону, где неторопливыми ручейками по гранитной крошке втекали бесчисленные ручейки, образуя прекрасный пляж. Неподалеку от озера стояла поседевшая и поржавевшая от времени будка от автомашины, в которой кто-то нацарапал «1985 год-рыба есть!» С севера долину, с текущими ручейками, дающими жизнь озеру, закрывали высокие сопки, склоны которых состояли из гранитной крошки, подобной той, что устилала дно ручьев и пляж. У подножия сопок рос стройный лиственничный лес. Деревья все были как на подбор и, что удивительно, среди них не было таких старых, какие мы видели в нижнем течении Батрачка. Это наводило на мысль, что водопад образовался сравнительно недавно, а ранее озеро было гораздо больше и бессточным. Ущелье, из которого вырывался водопад, образовалось, может быть в результате какого-то природного катаклизма.
Мы прошли ближе к воде, и в этот момент подул небольшой ветерок. Легкая зыбь проскочила по воде, и все с названием озера стало понятно – оно засияло. Это было совершенно фантастическое зрелище его чудесного преобразования. Ветерок стих и вновь в зеркале озерной безмятежной глади отразились сопки, деревья, берега. Здравствуй, Орион, мы тебя нашли!
Дело шло к полудню, теплый ветерок разгонял ленивых комаров, стало жарко. Как быть на таком чудном озере и не искупаться! Вода, на удивление, оказалась достаточно теплой, а крошка, которой было усыпано дно и берег, приятно щекотала натруженные двухдневными походами ноги. Мы обошли озеро вокруг, спустились, насколько возможно по ущелью, в которое вытекал Батрачек, с низвергающимся водопадом. Все, цель достигнута! Мы нашли это удивительное по красоте озеро, теперь к машине. В небольшом распадке снова натолкнулись на тракторный след, пошли по нему, уже зная, что он нас обязательно выведет к Нелькобе. Выбрались наверх, и пошли по гребню сопки, густо поросшей стлаником и устланному ягелем.
Спустившись вниз к ручью, мы пошли по правой стороне, спрямляя путь и минуя многочисленные повороты. Как-то неожиданно кустарник сменился зарослями пырея. Откуда он здесь, на такой высоте? Пройдя с десяток метров по лесу, мы вышли на большую поляну, на которой было несколько покосившихся домов. Вот это неожиданность! Хотя, впрочем, на карте была отметка «бар». Так неожиданно стал понятен смысл этого сокращения. Но мы даже и не планировали выйти к ним и об их существовании никто не обмолвился. По-видимому, эти бараки были брошены много лет назад и об их существовании все давно забыли. Крыши бараков были сложены из тонких ровных лиственниц, уже поросших не только мхом, но и вездесущим иван-чаем. Посреди небольшой площади росло несколько кустов смородины, алеющей гроздьями ягод. Низкие потолки, бревенчатые, местами прогнившие полы, стены, замазанные чем-то вроде глины, остатки печи, крохотные комнатки. В одной из них в окне железная кованая решетка. Кутузка? Да, когда-то здесь была жизнь. Хорошая или плохая – не нам судить, а теперь только заброшенные бараки и тишина. Как ни хотелось мне рассмотреть подробнее этот заброшенное поселение, но мысли об оставленном в одиночестве четвероногом попутчике не покидала напарника, и он поторапливал меня, ссылаясь на его неизвестную судьбу, голодающего, а может уже ставшего пищей в пасти голодного медведя, и на отсутствие пленки ни в одном из фотоаппаратов.
Едва завидев нас, Чиф, визжа от восторга, бросился через протоку, чуть не сбив Валеру с ног. Его можно было понять — абсолютно домашнее животное, оставленное в диком лесу наедине с его комарами, страхами в компании с мертвой железкой, именуемой «Нивой» и неизвестностью, чем все это закончится. Мы же, шли немного усталые, но довольные тем количеством открытий и приключений, которые испытали за эти два дня.

Читайте также:  Чем полезна рапа сакского озера

Источник

Adblock
detector