Меню

Легенды камней реки чусовая

Коварные камни реки Чусовой

Нет, речь пойдет не о прославивших Чусовую и называемых здесь «камнями» безмолвных скалах, которые возвышаются по берегам чуть ли не на сотню метров величественно и гордо, хотя и снабжены табличками-указателями, исписаны вдоль и поперек, облазаны сверху донизу и обфотографированы полчищами туристов — плановых и внеплановых, организованных и вовсе «диких». Нам больше запомнились другие камни — самые обычные, большие и маленькие, округлые и острые, торчащие из воды или предательски скрытые под ее поверхностью, но неизменно преграждающие путь по реке.

Особо хвастать нечем. Мы не можем сказать, что оставили за кормой тысячи километров, стирая на карте белые пятна. Вряд ли придется золотыми буквами вписывать наши фамилии в историю великих открытий. Мы хотели всего-навсего пройти по давно нанесенным на карты Чусовой, Каме и, если удастся, немного по Волге, любуясь красотами природы и попутно выполняя задание газеты «Вечерний Свердловск» и всемирно известного журнала «Крокодил» по проверке санитарного состояния рек. Чтобы весла не мешали заниматься этими серьезными делами, решено было идти на катере. Имелось также в виду, что это позволит и увеличить протяженность маршрута. Конечный пункт следования оставался неопределенным, так как была известна лишь продолжительность отпуска, а сколько километров мы сможем проходить за день — оставалось неясным.

Как видите, планы были весьма скромны и вполне реальны. Когда же мы обратились в свердловский клуб туристов с просьбой оформить такой поход официально, там замахали руками:

— Вы что, смеетесь? За кого вы нас принимаете? За два дня увеселительной прогулки под мотором надеетесь получить значки? Да у нас за них неделю веслами машут.

Теперь, когда уже все позади, глядя на свои руки, покрытые царапинами, синяками и ссадинами, на заскорузлые пальцы с поломанными ногтями и задубевшей кожей, потрескавшейся от грязи, воды и бензина, мы понимаем, что наверняка заслужили не то что значок туриста, но, пожалуй, и звания мастеров сразу по многим видам спорта.

Путешествие проходило на 4-метровом водометном катере-тримаране самостоятельной постройки. За основу взяли проект «Каймана», опубликованный в №23 сборника, но все размеры увеличили на 10%, угол килеватости днища у транца довели до 13° (во избежание прорыва воздуха в водозаборник движителя) и оборудовали каюту на три спальных места, так что наш сверкающий стеклами «Урал» оказался совсем не похожим на рисунок открытого всем дождям беспалубного «Каймана».

Катер строился общепринятым способом — кверху килем в однокомнатной малогабаритной квартире. Когда об этом узнавали родственники или знакомые, каждый обязательно спрашивал:

— А как же вы его будете вытаскивать?

И, странное дело, не нашлось ни одного, кто, узнав, что катер планируется вытаскивать через окно, удержался бы от вопроса:

Такая закономерность сначала нас забавляла, потом стала раздражать, а в конце концов мы, отвечая на первый вопрос, сразу же добавляли, что ширина окна два метра, а катера — полтора.

Пока легкий сосновый набор будущего тримарана не был обшит, особого стеснения обитатели комнаты не испытывали. Если требовалось что-либо взять, скажем, из серванта или из шкафа, весь стапель с набором отодвигался и дверки открывались настолько, что можно было просунуть руку внутрь. Когда же корпус обшили фанерой, он, сразу потяжелев, надежно заблокировал все шкафы, и многие важные предметы домашнего обихода, включая книги, оказались изолированными.

Поскольку катера делаются не в каждой квартире, строительство вызывало живой интерес соседей. Ребятишки, вцепившись в подоконник, прильнув носами к стеклам, часами наблюдали за ходом работ и горячо обсуждали достоинства и недостатки будущего судна. Болельщики постарше, степенно дожидались на скамеечке появления главного строителя, а потом приходили в го^ти, не спеша высказывали идеи и критические замечания, трогали набор и поглаживали обшивку, приговаривая:

— Ничего сработано, чисто.

Наступил день, когда свежевыкрашенный корпус приобрел законченный вид и мы старательно вывели на нем название. Стремительные обводы катера, упиравшегося носом в оконные стекла, а соплом водомета — в платяной шкаф, радовали глаз. Даже в тесноте комнаты, окруженный относительно тонкими и хрупкими домашними вещами, он не производил впечатления чего-то грубого и громоздкого. Когда же мы взяли любимое детище на руки и бережно поставили в кузов грузовика, собрав при этом немалую толпу любопытных, а затем привезли на берег Чусовой и спустили свой катер в ее загрязненные промстоками воды (это произошло около станции Коуровка), то он показался нам просто изящным.

Два дня мы заводили мотор. В инструкции с убеждающей краткостью сказано, что двигатель установки «Луч-18» должен запускаться с двух-трех попыток. Однако он не запустился ни со второй, ни с третьей, ни с двухсотой. Мы проверили все, что поддается какой бы то ни было проверке, сняли все, что можно снять, разобрали, прочистили, продули, отрегулировали, собрали, не оставив лишних деталей, — мотор не заводился. Мы обедняли смесь и обогащали ее, ласково поглаживали цилиндры и пинали их резиновыми сапогами (с ботфортами) — он по-прежнему стоически молчал. Была искра, была подача, на немой и холодный мотор были устремлены взгляды, полные мольбы, ненависти, отчаяния, страха. Только к исходу второго дня, когда все надежды исчезли, а четыре пары ног невыносимо болели от педали стартера, «Луч-18» вдруг, ни с того ни с сего, без всякой видимой причины завелся.

Проявив неожиданную расторопность, мы спешно загрузили катер (если бы он имел уши, я обязательно написал бы — по уши). Каюта оказалась до бимсов забитой различными по величине и форме мешками, свертками, канистрами, бачками и пакетами. За неимением в комплекте снабжения весел и отпорного крюка мы оттолкнулись от берега первой попавшейся под руку палкой. (Забегая вперед, отмечу, что эта безродная палка выполняла у нас функции багра, футштока, весла, перекладины над костром, — одним словом, на протяжении нашего нелегкого и долгого пути служила надежной опорой; несколько раз мы ее теряли, но всегда, чего бы это ни стоило, вылавливали.)

Итак, мы оттолкнулись от берега этой самой палкой и включили рычаг реверса на передний ход. Катер уперся носом в воду, мотор натужно загудел, и мы, окутанные клубами дыма, двинулись вниз по Чусовой на покорение стихий. Чтобы покончить с техническими подробностями, упомяну, что наша скорость хода оказалась более чем скромной — примерно 13—15 км/ч: катер был явно перегружен, а новый двигатель, говоря языком моторостроителей, «проходил обкатку».

Когда просматриваешь многочисленные. путеводители по Чусовой, невольно бросаются в глаза возвышенные эпитеты типа «жемчужина» и «красавица». Мы можем только добавить, что река, как и подавляющее большинство красавиц, оказалась капризной и коварной. В этом мы убедились, не успев отмахать и десятка метров: мотор внезапно взвыл, а катер резко сбавил ход. Будущий лоцман, а в первые часы плавания — просто член экипажа без определенных занятий, истошным голосом завопил:

Действительно, все русло было забито водорослями, которые живыми змеями извивались в воде, то появляясь на поверхности, то исчезая в глубине. («Глубина» — сказано весьма условно, только чтобы не слишком отклоняться от морской терминологии.)

Всякий, кто ходил на водомете, знает, что такое водоросли для гидрореактивного движителя, особенно с такой защитной решеткой, какой снабдил его Богородский механический завод — изготовитель «Луча». Через эту решетку свободно проходят средних размеров валуны и мини-бревна. Проходят и делают свое черное дело!

Понимая, что трамбовать траву в водометном чреве не имеет смысла, решили остановиться: мотор, чихнув, благодарно замолк, в наступившей тишине мы увидали, как неуправляемый катер грациозно разворачивается поперек реки, и его начинает неотвратимо сносить на мель. Три члена экипажа, как зачарованные, смотрели на приближающиеся камни, а четвертый лихорадочно рылся в книжке Е. Ястребова «По реке Чусовой», пытаясь найти рекомендации по прохождению именно этого переката — первого из многих на нашем тяжком пути.

Сильный удар заставил двоих из нас срочно покинуть борт катера. Общими усилиями кое-как удалось столкнуть его и направить в стремнину, которая, как оказалось, проходила вдоль самого берега. Сильное течение подхватило «Урал», мы, кто успел, ухватились за его борта, и нас лихо протащило сквозь заросли прибрежного ивняка, царапая ветками и осыпая дождем желтых листьев. Со стороны это выглядело, наверное, весело, так как гуси, глядя на эту печальную картину с берега, радостно загоготали.

Вечером штурман деловито доложил, что за первый день пути мы прошли без малого два километра.

По Чусовой плывут на байдарках, лодках всех видов и типов, понтонах, плотах, автомобильных камерах, бочках, корзинках, но никто не отваживается идти летом на катере. И теперь-то нам ясно, почему знающие люди в бассейновой инспекции смотрели на нас с состраданием и клали голову на плаху, утверждая:

— Рубите, — на катере не пройти.

Однако мы накапливали опыт не по дням, а по часам, и на следующий день прошли уже в четыре раза больше—целых восемь километров. К вечеру второго дня четко оформились и обязанности каждого. Функции капитана, рулевого и главного моториста выполнял конструктор и строитель «Урала». Вакантную должность штурмана как-то незаметно захватил владелец путеводителей. Затем утвердили кандидата и на важную должность лоцмана, который обязан был мерять глубину и докладывать о мелях и наиболее опасных камнях. Четвертый член экипажа, ранее бывавший на Чусовой и потому смотревший на нас свысока — глазами старого морского волка, снисходительно согласился держать ручку газа, за что получил звание 2-го механика, хотя в моторе не разбирался абсолютно.

Проходя мимо ближайшей турбазы, мы все-таки обзавелись парой обычных весел. Хотя они практически помогали мало, но стало как-то веселее.

Как известно, Чусовая изобилует перекатами, причем глубина на них в большинстве случаев такова, что можно с берега на берег свободно перебрести в галошах. Между перекатами— тихие, задумчивые плесы, глядя на которые невольно начинаешь умиляться. Здесь глубина, прямо-таки бездонная: во всяком случае можно отыскать места, где, пожалуй, есть опасность зачерпнуть через край болотным сапогом.

Прохождение перекатов выглядело примерно так.

Как только на зеркальной глади показывалась серебристая полоса очередного переката, все начинали пристально всматриваться, пытаясь определить, где проходит наибольшая глубина. Сидящий на носу катера лоцман, потыкав палкой (той самой) в каменистое дно, поворачивался и, стараясь перекричать шум мотора, сообщал:

— Мелко! Лучше идти к правому берегу!

Штурман, уткнувшись в путеводитель, возражал:

— А здесь написано: к левому!

Чтобы не ронять авторитет лоцмана, но и не ставить под сомнение рекомендации признанных авторов, капитан выруливал на середину и, как только первые камни начинали скрести днище, командовал в теплую темноту трюма:

Там, внизу, среди рюкзаков с острыми углами, скрючившись, сидел 2-й механик. Хотя он (в нашем случае — она) и относился к сложному искусству судовождения с непростительным пренебрежением, но твердо усвоил, что если потянуть ручку газа на себя, будет больше шума и дыма, а если подать до отказа вперед, двигатель заглохнет, первозданная тишина станет колоть уши. Он безропотно выполнял приказ, но к тому времени, когда газ сбрасывался, мы, как правило, уже садились на мель носом. Лоцман прыгал в воду, нос подвсплывал, катер, подталкиваемый быстрым течением, усаживался на камни плотнее — уже всем килем. Начинались пешеходные промеры глубин вдоль и поперек переката. Чаще всего бывало, что глубокого места обнаружить не удавалось вообще. Тогда еще один член экипажа лез в воду и катер, приподнимаемый с носа и кормы, царапая днищем, перетаскивался через перекат.

Читайте также:  Международный день реки волги

Мы знали, что когда глубина по колено, можно смело идти на моторе. «Луч», наверное, тоже понимал, как нам было приятно после египетской работы на перекате пройтись с ветерком по плесу на его 18-сильной механической тяге. Однако от заводчан-родителей он унаследовал крайне скверный характер и потому, выражаясь фигурально, вставлял палки в колеса, то и дело объявляя нам длительный бойкот.

Гладь воды звала и манила, но катер застывал в сонной тишине. Иногда, сбрасывая с себя оцепенение, кто-нибудь из палубной команды лениво делал гребок веслом, подобно тому как рыба шевелит во сне плавниками. И снова — безмолвие. Мы разглядываем все те же золотые березы, повисшие высоко на скалах, в глубокой задумчивости.

Внутри катера идет титаническая работа. С бессмысленным упорством капитан нажимает на педаль стартера, сбросив с себя взмокшие шапку и телогрейку. Вот, призвав на помощь богов, он все же запускает двигатель. Проходит несколько минут — и с носа доносится голос впередсмотрящего:

— Перекат! Предлагаю проходить у левого берега!

На что штурман, естественно, возражает:

— А надо у правого.

Перекаты — перекатами, а по-настоящему встретились мы с камнями Чусовой через несколько дней после старта. Все шло как обычно. Лоцман мирно подремывал, сидя на крыше рубки, мотор монотонно гудел — мы тихо и мирно шли плесом. Нельзя сказать, чтобы стремительно, но гусей, плывущих рядом, обгоняли уверенно. Ничто не предвещало катастрофы: никто накануне не видел во сне ни сырого мяса, ни мышей; зеркало воды блестело, как бляха ефрейтора, и отражало, умножая, красоту осеннего уральского пейзажа.

Все произошло очень быстро, даже, можно сказать, молниеносно. Мы ощутили мощный удар, сопровождаемый зловещим треском, каждый переместился вперед на некоторое расстояние. Капитан и штурман, занимающие самые комфортабельные места, оставили отпечатки своих физиономий на лобовых стеклах рубки, описав верхней частью туловища дугу длиной около 40 сантиметров. Длина пути механика в трюме была скрыта брезентовым пологом, но по писку, донесшемуся снизу, было очевидно, что и он подчинился неумолимым законам физики. Длиннее всех была траектория движения лоцмана. Он, будучи спортсменом-гимнастом, даже во сне оставался грациозным и собранным: как был в ватнике и болотных сапогах, величественно взмахнул футштоком, втянул голову в плечи и уже после этого полетел куда-то далеко вперед.

Информация об изображенииНаше судно с названием газеты «Вечерний Свердловск»
Наше судно с названием газеты «Вечерний Свердловск»

В следующее мгновение облегченный катер, как ни в чем ни бывало, снова пошел вперед. Мы дали круг, благополучно выловили футшток и окончательно проснувшегося лоцмана, и продолжили свой путь.

Воспоминанием о первой встрече с камнями Чусовой мне и хотелось бы закончить это повествование. Если когда-либо удастся продолжить его, читатель узнает, что таких памятных встреч было много — веселых, не очень веселых и просто печальных, с пробоинами и без пробоин. Были, кроме камней, еще и топляки. Встреча с топляком хотя и не вызывала особой радости, но казалась даже приятной: удары получались довольно мягкими, а последствия гораздо менее серьезными, чем при столкновениях с камнями. Были еще и заторы из бревен, в том числе и такие, которые приходилось преодолевать с помощью гусеничного трактора, поставив «Урал» на сани-волокушу.

Дождь проявлял завидное постоянство и необыкновенную щедрость, поливая нас ежедневно. Правда, потом, когда нас уже качала крутая камская волна, он перешел, так сказать, в другое агрегатное состояние — падал в виде снега.

В пути мы свято соблюдали старинные морские традиции: в частности, никогда не пускали на борт священников, не царапали мачту, не проносили на судно черных сундуков и цыплят. Поэтому мы смогли пройти по Чусовой летом на катере, несмотря на то, что на нем так и не завелось ни одного сверчка, а мотор был окрашен в противопоказанный мореплавателям голубой цвет.

Источник

Достопримечательности реки Чусовая

Сплавы по рекам Урала пользуются большой популярностью и это не удивительно. Уральская природа славится своей уникальностью, таинственной атмосферой горных пейзажей, а достопримечательности реки Чусовая — характерный тому пример, к тому же сплав по реке Чусовая — один из наилучших способов ознакомиться с ними.

Чусовая — это одна из самых знаменитых уральских рек, хранящая на своих берегах многочисленные достопримечательности и протекающая по территории и Азии и Европы. Весь путь реки украшают величественные скалы, многие из которых имеют статус памятников природы. И наилучший способ осуществить знакомство с красотами реки Чусовой – совершить сплав по ее водам.

Особенности реки Чусовая

Река Чусовая ещё издавна осваивалась людьми, о чем свидетельствуют обнаруженные стоянки древнего человека времён неолита. Регион, по которому протекает река, подвержен карстовым процессам, поэтому здесь большое количество разнообразных пещер и гротов.

Скалы реки называют «бойцами» и «разбойниками», а все, потому что в былые времена деревянные суда на высокой скорости разбивались о каменные выступы. Часть скал из-за этого была взорвана. Но для современного туризма скалы не представляют никакой опасности.

Река Чусовая. Основные остановки, достопримечательности по маршруту реки

Река Чусовая. Основные остановки, достопримечательности по маршруту реки

Туризм на Чусовой начал развиваться ещё с 1960-х годов и не теряет популярности и в настоящее время. Сплав по реке будет иметь I категорию сложности, что делает доступным его для лиц любого возраста и без специальной подготовки. Сплавы можно осуществлять, начиная с весны и продолжая все лето.

Достопримечательности реки Чусовая

Сплав пор реке Чусовая — очень популярный маршрут у туристов. Во-первых, река хороша в плане транспортной доступности. Во-вторых, она спокойная и по ней легко сплавляться на байдарках, катамаранах, резиновых лодках. В-третьих, по реке очень много достопримечательностей. Каждая скала, встречающая туристов, имеет своё название, свою историю и все они окутаны множеством легенд. Вот, например, основные из них:

      Камень Дождевой интересен обнаруженной здесь пещерой шамана, с телом самого шамана и его помощницы. Возраст находки около 6,5 тысячи лет. Считается, что если привязать цветную ленточку у входа в пещеру, то исполнится заветное желание. Но камень неприметен, а сам грот найти ещё сложнее, поэтому необходимо проявить внимательность.

    Камень Дождевой, р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

    Камень Дождевой, р.Чусовая

    Камень Омутной, р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

    Камень Омутной, р.Чусовая

    Камень Дыроватый, р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

    Камень Дыроватый, р.Чусовая

    Камень Олений р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

    Камень Олений р.Чусовая

    Камень Писаный. Крест Демидова. р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

    Камень Писаный. Крест Демидова. р.Чусовая

    Камень Столбы р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

    Камень Столбы р.Чусовая

    Камень Великан, р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

    Камень Великан, р.Чусовая

    Камень Филин, р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

    Камень Филин, р.Чусовая

    Красный камень, р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

    Красный камень, р.Чусовая

    Пещера Чудесница, р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

    Пещера Чудесница, р.Чусовая

    Голубое озеро-пещера на р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

      Голубое озеро, р.Чусовая

    Камень Гребешок, р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

    Камень Гребешок, р.Чусовая

    Камень Плакун,р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

    Камень Печка,р.Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru

    Мой отзыв по сплаву по реке Чусовая

    Сплав по реке Чусовая запомнился мне надолго. Это был мой первый в жизни сплав и осуществила я его именно по этой реке. Точнее, наш маршрут начинался с реки Койва, которая впадает в Чусовую. Маршрут был достаточно длинный, но те красоты, которые довелось нам посмотреть, насладиться великолепием природы, величием окружающих нас скал, камнях различной формы, хвойной растительности, глади и спокойствию реки — перечеркивали всю усталость.

    Заметила, что желающих всем этим насладиться — предостаточное количество! Из лодок и катамаранов можно было соревнования устраивать, а место стоянки приходилось ещё поискать, так как многие были заняты другими туристами, отдыхающими.

    Не описать то ощущение, когда утром просыпаешься, выходишь из палатки, — а перед тобой величественные скалы, тянущиеся к небу деревья на них и дымка над гладью реки! Неописуемая красота и умиление, которыми наполняется твоя душа.

    А как приятно плыть по реке Чусовая! Ни порогов, ни камней, ну, разве что, ближе к берегу немного мели. Но и это не страшно. Подтолкнёшь катамаран — и двигаешься дальше! Желающие смогут разнообразить своё путешествие приятной рыбалкой, что некоторые из нашей туристической группы и делали.

    Сплав по реке Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru Сплав по реке Чусовая Мой сплав по реке Чусовая / Достопримечательности реки Чусовая / ketvilz.ru Сплав по реке Чусовая

    Думаю, многие со мной согласятся, что побывав на сплаве по реке Чусовая, никто не сможет остаться равнодушным от увиденных завораживающих видов, овеянных древнейшей и интересной историей. А, если вы здесь ещё не были, то это непременно нужно сделать и просмотреть все достопримечательности реки Чусовая!

    Друзья, а вам доводилось бывать на этой реке? Чем она вам запомнилась? Поделитесь в комментариях!

    Подписывайтесь на новости сайта и будете в курсе всех новых статей первыми!

    Было бы также здорово, если вам понравилась статья, чтобы бы вы поделились ею в своих социальных сетях.

    Источник

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Река Чусовая))) прогулки по Чусовой, для разных людей.

    Слобода — очень старое село. Оно возникло еще в 1651 году. За свою историю это село сменило немало названий: Утка слобода, Чусовая слобода, Уткинская казенная пристань, село Уткинское и, наконец, село Слобода.

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    В начале XVIII века здесь была основана казенная пристань. В 1703 году от Уткинской казенной пристани был отправлен первый караван с заводской продукцией из 40 барок. Пристань просуществовала более двух веков и была закрыта в 1905 году.

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Любопытно, что именно здесь мог возникнуть город Екатеринбург. Василий Никитич Татищев рассматривал Чусовскую слободу для закладки здесь горнозаводской столицы Урала. Однако, как мы все знаем, в итоге было выбрано другое место, на реке Исети.

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Главная достопримечательность села Слобода — красивейшая Георгиевская церковь. Она стоит на одном из отрогов Слободского камня, прямо на скале. Более живописны Слободские скалы чуть выше по течению. Это красивейшие известняковые скалы. В них также есть небольшие пещерки. По легенде в одну из них запустили собаку. Она зашла в пещеру, а вышла из пещеры в Георгиевском камне, который находится по другую сторону излучины (у Слободы река Чусовая описывает большую 5-километровую петлю).

    Благодаря своему положению эта церковь, наверное, самая красивая на Урале. По выходным на богослужения в храм Георгия Победоносца приезжает множество людей со всей округи, из Первоуральска и даже Екатеринбурга.

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Храм строился долго — с 1806 по 1894 годы. Примечательно, что это один из немногих храмов Урала, который не закрывался и не осквернялся в советское время.

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Но, пожалуй, самая живописная скала в этой части Чусовой – Георгиевский камень. На нем стояла небольшая деревянная часовенка с иконой Георгия Победоносца. Отсюда и пошло название скалы.

    В 1880-х годах на Георгиевском камне побывал художник А.К. Денисов-Уральский. Увиденный пейзаж вдохновил его на написание картины «Камень Георгиевский».

    А в 1912 году часовню на вершине камня запечатлел в цвете С.М. Прокудин-Горский. Сейчас на этом месте только ровная площадка.

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    а с вершины Георгиевского камня замечательная открывается панорама на течение реки Чусовой

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Чуть дальше над Чусовой поднимается камень Часовой. Фактически он является продолжением массива Георгиевского камня. Скала обрывается прямо в воду. Другое название скалы — Гуляй-камень. Название пошло от сплавщиков. Это был первый камень-боец на реке Чусовой от Уткинской казенной пристани. Считалось, что после него можно расслабиться на некоторое время.

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Представляет собой наклонные слои известняка высотой 25 метров. С двух сторон камень Часовой смотрится совершенно по-разному. Если с передней стороны он гладок, словно отшлифован, то с другой, напротив, выглядит шершавым и более разрушен силами природы.

    Георгиевский и Часовой камни легко узнать в фильме Ярополка Лапшина «Угрюм-река» (1968 г.). Именно с вершины камня Часовой в финале фильма падает в реку главный герой.

    На Чусовой снималось большое количество российских фильмов, знамениный сериал советского времени «Угрюм-река», «Демидовы», «Золотая баба», «Варвара», «Семен Дежнев», «Ермак» и даже некорые кадры в фильме «Волга-Волга». А вот эти вот деревянные скульптуры принимали участие в съемках.

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Прогулка по берегам реки Чусовой — огромное наслаждение — таежный лес, яркие уральские пейзажы и скалы, а какой здесь воздух.

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    как и много веков назад Чусовая является транспортной артерий — на сегоднящний день это многочисленные сплавы на катамаранах

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Понаслаждаться красотоой реки Чусовой можно на старейшей турбазе «Чусовая»

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    а недавно, увезла на 8 дневный сплав группу туристов в деревню Мартьяново.

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Село Мартьяново на Чусовой — затерянное на западном склоне Уральского хребта. когда то здесь кипела жизнь, во времена Демидовых здесь было две пристани для сплава продукции с Урала — Плешаковская и Мартьяновская.. селу почти 400 лет)))

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Старинные домишки и стаи ласточек над головой..жизнь здесь слово остановилась лет 200 тому назад)))

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    а памятник природы Камень Винокуренный на территории природного парка река Чусовая..

    Скальный массив протяжённостью 400 метров выступает к берегу реки отвесными стенками, прерываемыми крутыми покрытыми лесом логами. Массив разворачивает Чусовую с запада на северо-восток. Для прохождения караванов это место было сложным: нередко разбивались или садились на мель крупные барки. По преданию, в районе камня был старообрядческий скит. Ходили слухи, что кержаки занимались винокурением, поэтому и камень назвали Винокуренным. По другой версии, название камню дал дополнительный налог на старообрядцев за приверженность старой вере — повинный налог. Заключался он в выжигании древесного угля в куренях, находившихся на этой горе — повинных куренях. От них и произошло название Винокуренный. Камень является геолого-ботаническим памятником природы.

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    Легенды и были Страны Чусовии. Путешествия по реке Чусовой, Средний Урал, Екатеринбург

    И вся эта красота, всего лишь в полутора часах езды от Екатеринбурга. можно составить интересный маршрут с посещением музея в Ревде, с историей железоделательных заводов и железных караванов.

    Источник

    

    Публикации Коновалова Юрия Витальевича » Легенды и были реки Чусовой

    [Третьи малые «Строгановские чтения». 25 ноября 2006 г., п. Кузино.]

    В связи с разрушением старой государственной идеологии и затянувшейся выработкой новых ориентиров «светлого будущего», в обществе возродился интерес к прошлому «малой родины», обычно именуемый краеведением. Подобный всплеск уже был на предыдущем переходном этапе – в двадцатые годы двадцатого столетия, названные «золотым десятилетием» уральского краеведения.

    Но в краеведении изначально заложена огромная проблема – географическая оторванность большинства исследователей от архивных собраний. Данное обстоятельство сужает круг источников, используемых краеведами. Отсюда – слабое наполнение исследований фактами, именами и датами. Поэтому написанные истории не только деревень, но и крупных сел, и многих городов ограничиваются, как правило, перечислением нескольких ярких событий. Из действующих лиц упоминаются единицы, среди которых достаточно много косвенных персонажей, таких как проехавшие мимо путешественники или ссыльные декабристы. Информационный вакуум заполняется обычно местным фольклором, поэтичным и интересным, но малодостоверным. Не свободны исследования и от прямых фантазий, построенных на случайных созвучиях, а то и на откровенных домыслах.

    В результате большинство современных краеведческих публикаций дают картину достаточно далекую от исторической действительности и являются скорее явлениями мифологии, а не историческими исследованиями.

    Цель настоящего доклада – исправить и дополнить некоторые сведения из наиболее полного на сегодняшний день исследования, охватывающего территорию административного подчинения города Первоуральска [1] .

    По словарю: «Название деревни связано с наличием кузницы. От термина кузница селение следовало бы назвать Кузнечная. Однако есть еще слово синоним — кузня. Русский человек выбрал краткое название, означающее, что здесь селение при кузне. Отсюда – Кузино.

    Появление кузницы, а потом и деревни в устье реки Утки связано с историческим событием, происшедшим весной 1703 г. Здесь была устроена судоверфь и пристань… Судоверфь никак не могла обойтись без кузницы.» [2]

    Подобное толкование названия противоречит и исторической действительности и нормам русского языка. Кузницы в слободе имелись задолго до основания пристани. Уже перепись 1680 года их насчитывает три [3] . Что касается названия деревни, то, очевидно, что в основе его имя Кузя – один из уменьшительных вариантов имени Кузьма (Козьма).

    В переписи Чусовской слободы 1719 года деревня Кузина не названа. А в центральном поселении Чусовской слободы показан единственный двор. Это в то время когда активно действовала пристань. Очевидно, что пристань со всеми ее жителями была выведена из ведомства слободы и подчинена Уктусскому заводу, относившемуся тогда к Тобольскому уезду. Почему же один двор остался в списке Чусовской слободы? Видимо, он оказался за границей территории, отведенной к пристани с поселком. Наиболее естественной границей была река. Напрашивается вывод, что двор находился на другом берегу Чусовой. А поскольку хозяин двора носил имя Козьма (Никитин сын Сулей) [4] , то этот двор и нужно считать началом деревни Кузиной, находившейся прямо напротив Уткинской слободы-пристани (сейчас – село Слобода).

    Таким образом появление деревни Кузино, действительно, напрямую связано с основанием Уткинской пристани и появлением новых ведомственных границ. Поэтому основание деревни как отдельного населенного пункта может быть датировано 1703 годом, хотя первый ее двор, наверняка, был поставлен раньше. Вообще, возникновение новых населенных пунктов путем выделения из более крупных — очень редкое явление. Гораздо чаще мелкие поселения поглощались крупными. Поэтому и появление деревни Кузиной не сразу было воспринято и документально отмечено.

    Первый житель деревни – Кузьма Сулей (Сулея, Сулеев) известен как рудоискатель, один из первооткрывателей Гумешевского рудника, ставшего основной сырьевой базой Полевского завода [5] .

    «Село на прав. бер. излучины р. Чусовой. Построена в 1651 г. верхотурскими крестьянами во главе с Фролкой Араповым и Афонькой Гилевым. Существовала под названием Чусовской, позже Уткинская слобода. Здесь была таможенная застава, которая утратила свое значение с проведением Московско-Сибирского тракта…

    Чусовская слобода стала отправным пунктом колонизации Зауралья, своеобразной «дверью в Сибирь», форпостом продвижения русских на Урал и в Сибирь. Отсюда в 1669 г. крестьяне с Фролкой Араповым пошли за Камень строить Аятскую слободу, проложив, таким образом, «сухую» дорогу из европейской России в Сибирь.» [6]

    С подачи А. А. Дмитриева Фрол Арапов прочно вошел в краеведческую литературу как основатель Чусовской слободы [7] . Как же в действительности происходило формирование первого населения слободы?

    Самые ранние документы однозначно показывают, что основателями и первыми слободчиками Чусовской слободы были Семен Васильев и Афанасий Иванов Гилевы [8] . Вскоре слободчики попытались перевести слободу в ведомство Тобольского уезда. В 1653 году верхотурские власти добились восстановления границ [9] . А в 1654 году, видимо, в отместку, заменили слободчиков приказчиком Томилом Нефедьевым, хотя срок для слободчиков еще не кончился. После протестов крестьян Томило в 1655 году был снят с должности. И кроме Чусовской слободы, в которой восстановили слободчика Афанасия Гилева, было отдано распоряжение строить Верх-Чусовскую слободу «выше новой Чюсовской слободы за 10 верст с усть Черемшанки речки по Черемшанке речке вверх по обе стороны, да с верх Черемшанки речки прямо на Утку реку, да по Утке реке вниз по обе стороны до устья.». Слободчиком в новую слободу и был назначен Фрол Арапов. [10]

    В роли верхчусовского слободчика Фрол не преуспел – слобода так и не была построена. Кроме того, Фрол погряз во всевозможных сомнительных проблемах. Во-первых, появился нелегальный путь в Сибирь: «в прошлом во 164-м (1655/56) году наложена из Сибири вновь окольная дорога по слободам через Утку и Кунгур на Каму». Дата появления дороги подозрительно совпадает со вступлением Фрола в должность. От проходивших тайной тропой «нелегалов» местные крестьяне терпели серьезные неудобства, а власти вынуждены были с осени 1659 года держать в Чусовской слободе таможенную заставу [11] . В переписи 1659 года среди жителей Чусовской слободы Фрола Арапова нет.

    В декабре 1660 года слободчиком Чусовской слободы по-прежнему оставался Афанасий Гилев. Фрол Арапов в это время документами именуется просто «Чусовские слободы оброчным крестьянином». То есть, как слободчик он уже не воспринимался. Из его достижений в этот период можно отметить нелегальный перегон скота. В декабре 1660 года с него взяли штраф «за то что он с тем скотом в таможне не явился» [12] .

    Но сам Фрол продолжал считать себя хозяином несостоявшейся Верх-Чусовской слободы. 1 марта 1662 года управление Чусовской слободой принял уже известный Томило Нефедьев. В тот же день к нему обратились одиннадцать семей выходцев из Осинского уезда с просьбой поселиться «вверх по Чюсовой реке и вниз по Чюсовой же, где Фролко Арапов поселился. А в прежних годех та земля, где Фролко поселился, к новой же Чюсовской слободе з землею в одном чертеже была» [13] . Очевидно, что прежний администратор – слободчик Гилев – не противодействовал Арапову и появление Нефедьева — давнишнего недруга Арапова с Гилевым – позволило новоселам надеяться на получение земли.

    Но башкирский набег 1662/63 года прервал развитие Чусовской слободы. Арапов, как и многие другие, покинул берега Чусовой. В 1663 году он отмечен в Краснопольской слободе [14] . В 1665/66 году Арапов был поверстан из крестьян в житничные дьячки Арамашевской слободы [15] . С этой должности он и был назначен в 1669 году слободчиком новой Аятской слободы [16] , которой управлял до 1676 года [17] .

    Спустя два года (в 1678 г.) Фрол Арапов вторично пытается поставить новую слободу на Чусовой. На этот раз ему поручено «вновь слободу строить на порожнем месте, а межи тем землям от Казанской дороге вверх по Чюсовой реке до Чюсового озера, а вниз по Чюсовой реке до Волчьей горы, на востоке до Исетских вод» [18] . Но и эта попытка не удалась. В переписи 1680 года Фрол Арапов показан в Аятской слободе как «бывший слободчик». При этом он сказал, что пришел «в Сибирь» в 1660/61 году [19] . Ошибка переписчика? Или, может, сам Фрол хотел скрыть ранний период своей деятельности в Верхотурском уезде?

    Как бы то ни было, к основанию Чусовской слободы Фрол Арапов никакого отношения не имеет. Высказывание Ю. А. Дунаева о роли чусовской «двери в Сибирь» тоже не подтверждается. Аятскую слободу Фрол основывал без опоры на население Уткинской, хотя некоторое количество бывших жителей последней со временем и оказалось в списках Аятской слободы.

    «Это – одна из первых русских деревень нашего района близ перевала через камень – так в старину называли Уральский хребет. Каменка основана в 1574 г., еще до похода Ермака в Сибирь.» [20]

    Это не единственная Каменка якобы основанная в еще в XVI веке. В Режевском музее мне показывали список деревень Режевского района, составленный покойным местным краеведом Швецовым. В нем основание деревни Каменки Клевакинского сельсовета тоже датировано 1574 годом. Ссылки на источники у Швецова, как и у Дунаева отсутствует, поэтому трудно понять, о чем идет речь. Но, очевидно, что ни первоуральская, ни режевская Каменки не могли возникнуть до похода Ермака.

    Перепись Строгановских владений 1579 года вообще не описывает земель дальше реки Утки (Межевой). В переписи 1659 года в Чусовской слободе Каменка не значится. Перепись 1680 года описывает деревню Фомину над речкой Каменкой. В ней было два двора, принадлежащих Фоме Никитину сыну Кузнецову и его сыну Ивану. Фома показан уроженцем Обвинской волости Соликамского уезда, пришедшим в слободу в 1670/71 году [21] , то есть, лет за десять до переписи. Но при этом его взрослый сын показан родившимся в слободе. Да и сам Фома обнаруживается в переписи 1659 года, когда он жил в центральном поселении Чусовской слободы [22] . В 1662/63 году Фома значится в списке пострадавших при башкирском набеге [23] . Скорее всего, после набега Фома, как и многие другие крестьяне слободы, ушел в более безопасные места. И 1670/71 год – дата его повторного поселения на Чусовой. Это же дата и наиболее вероятна как время основания деревни Каменки. В переписи 1719 года деревни нет. Наверняка, это связано с устройством пильной мельницы и ведомственным переподчинением деревни, как и казенной пристани.

    «Станция названа по логу того же наименования… По какому признаку назван Коуров лог – остается загадкой.» [24] Загадка разрешается просто. Уже перепись 1659 года показывает братьев Ивана и Ярофея Пиминовых детей Коуровых. Иван жил в центральном поселении Чусовской слободы, а Ярофей – в деревне Крылосовой [25] . В 1662/63 году названы и их отец Пимин с братом Иваном, погибшим при башкирском набеге [26] . После набега семья исчезает из Чусовской слободы. А в 1671/72 году Иван Пиминов поселяется в далекой Беляковской слободе [27] (сейчас – Тугулымский район). Несмотря на недолгое пребывание на Чусовой, память о Коуровых сохраняет местная топонимика.

    ГРОБОВСКИЙ увал.

    «Название увала, как пояснили старожилы села Гробовского, происходит от горы, спуск с которой по направлению к р. Утке очень пологий, внешне похожий на крышку гроба». [28]

    Здесь снова пренебрежение нормами русского языка. По внешнему виду гора называлась бы Гроб или Гробовая. Гробовская – явно вторичное название от Гробовой. При этом сам Ю. А. Дунаев в словаре упоминается первичную форму — Гробово Поле. [29] Очевидно, что именно по нему названы и гора Гробовская и Гробовская крепость (ныне – поселок Первомайское).

    Но поле в виде гроба представить трудно. Значит, название не происходит от внешнего сходства. В переписи 1680 года в Чусовской слободе описана деревня Польская над речкою Уткою. Деревня для того времени была крупной – двадцать дворов, в одном из которых жила семья Гробовых. Глава семьи – Тимофей Трофимов сын – показан уроженцем слободы [30] . Его отец – Трофим Андреев сын Гробов – уже в переписи 1659 года написан жителем Чусовской слободы, деревни Завьялковой на Чусовой [31] .

    Очевидно также, что название Польская не связана с поляками, а происходит от слова «поле», как, например, название города Юрьев-Польский. А проживание в деревне семьи Гробовых подсказывает, что деревня Польская идентична Гробову Полю и позднейшей Гробовской крепости. Поскольку Гробовы оставили столь заметный след в местной топонимике, весьма вероятно, что именно они и были здесь первопоселенцами. Это предположение подтверждается тем, что в переписи 1680 года из двадцати дворов только Гробовы показаны родившимися в Чусовской слободе.

    В дальнейшем Гробовы переселились в Мурзинскую и Арамильскую слободы.

    НИЖНЕЕ село и деревня ВЕРХНЯЯ.

    «Еще при царе Алексее Михайловиче на чусовском берегу напротив камня Шайтан жил татарин с тремя сыновьями и занимался хлебопашеством. К ним поселился беглый солдат Бажук и стал притеснять татарина. Последний послал сына на Верхотурье пожаловаться на Бажука. Из Верхотурского приказа последовала грамота, подтверждающая право татарина на владение землей. Бажуку ничего не оставалось, как поселиться на «пустом месте» в полутора верстах вверх по течению Чусовой, близ реки Грязной. «Бажуково жилище» получило название Верхней деревни.»

    Далее в словаре сообщается, что на карте 1722 года «ниже Уткинской слободы и деревни Каменки показана деревня Бажукова на речке Грязнухе, а ниже ее на левом берегу Чусовой – Нижняя деревня.» [32]

    К этому можно добавить, что в переписи 1719 года прямо названа деревня Верхняя, насчитывавшая три двора (прозвища дворохозяев – Чирков, Балда и Ишей) [33] . Но история с татарином и беглым солдатом выглядит сомнительной. Во-первых, беглый должен был бы вести себя скромнее, чтобы не привлекать внимание властей. Во-вторых, фамилия Бажуков встречалась у русских крестьян [34] , но в Чусовской слободе ни одного ее упоминания не найдено. А в переписи ясачного населения 1710 года в «волости на Чусовой реке» названы Бажук Шатрыбаев и его брат Меншик Шатрыбаев. [35] То есть, татарской деревней изначально могла быть не Нижняя, а Верхняя.

    Семья Бажука, возможно, отселилась подальше от заводов и дорог на юг, где сейчас существует поселок Бажуково (Нижне-Сергинский район).

    «Известный историк Сибири П. А. Словцов считал эту речку границей древней Сибири.» Об этом же по мнению Ю. А. Дунаева свидетельствует «находка учащимися Староуткинской школы № 13 древнего каменного пограничного столба, который, как свидетельствует надпись, отделял Московию от Сибирского ханства.» [36]

    Какой такой «древний» камень нашли школьники, непонятно. Но к древним границам он отношения не имеет. Сами термины «Московия» и «Сибирское ханство» невозможны ни в какой официальной надписи. Когда русские достигли этих мест они была уже подданными Русского царства. Татарских правителей Сибири все русские документы именовали царями (Шейбанидов) или князьями (Тайбугидов). Понятие «Сибирское ханство» возникло на страницах литературы спустя много лет после его ликвидации.

    И никакой границы Сибири в окрестностях реки Сибирки никогда не было. В 1568 году Строгановы получили земли «по реке по Чюсовой вверх и по другую сторону Чюсовые реки с устья и до вершины» [37] . Сибирка оказалась внутри этой территории. После присоединения Сибири к Руси административная граница между ними соответствовала западным рубежам Верхотурского уезда и проходила по реке Межевая Утка. В словаре Ю. А. Дунаева даже имеются соответствующие сведения: «Путешественник XVII века Избрант Идес, например, принял за начало Азии правый берег Чусовой, где оканчивались Строгановские поселения на этой реке» [38] . Подтверждением этого служит то, что в Чусовскую слободу входила деревня Сулем, находящаяся по Чусовой гораздо ниже устья Сибирки [39] .

    Но если Сибирка не могла быть границей, она могла быть пунктом на одной из дорог в Сибирь. Ряд известий позволяют предполагать о наличии такой дороги со средней Туры (южнее города Туринска) в верховья бассейна реки Сылвы и далее на запад. Возможно, эта дорога пересекала Чусовую именно вблизи устья Сибирки. Тогда исходным топонимом мог быть «Сибирский брод» или «Сибирский переезд».

    На речке Сибирке в XVII веке короткое время существовала одноименная деревня-однодворка [40] .

    [1] Дунаев Ю. А. Топонимы окрестностей Первоуральска. Первоуральск, 1992.

    [2] Дунаев Ю. А. С.40.

    [3] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. (далее – 1680) Л.924.

    [4] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1615. (далее – 1719) Л.141 об.

    [5] Козлов А. Г. Творцы науки и техники на Урале. Свердловск, 1981. С.135.

    [6] Дунаев Ю. А. С.61-62.

    [7] См.: Аятская слобода в конце XVII – начале XVIII вв.: Историко-родословные записки / Сост. Любимов В. А. Нижний Новгород, 1998. С.11.

    [8] Миллер Г. Ф. История Сибири. Т.3. М., 2005. С.345-347, 388.

    [9] Миллер Г. Ф. Т.3. С.375-376.

    [10] Миллер Г. Ф. Т.3. Л.385-393.

    [11] Миллер Г. Ф. Т.3. С.401-403, 405.

    [12] Миллер Г. Ф. Т.3. С.434-435.

    [13] РГАДА. Ф.1111. Оп.1. Д.174. Сст.106-107.

    [14] Архив СПб ИИ РАН. Ф.28. Оп.1. Д.1081. Сст.4 об.-5 об.

    [15] РГАДА. Ф.1111. Оп.3. Д.23. Л.312-312 об.

    [16] РГАДА. Ф.1111. Оп.1. Сст.133. Л.55 об.-56.

    [17] Коновалов Ю. В. Предыстория и ранняя история села Черемисского (Режевской район Свердловской области) // Уральский родовед. Вып. 6. Екатеринбург, 2002. С.81-93.

    [18] Курлаев Е. А. Открытие горы Магнитной в верховьях р. Чусовой // Четвертые Татищевские чтения. Тексты докладов и сообщений, Екатеринбург, 18-19 апреля 2002 г. Екатеринбург, 2002. С.276.

    [19] 1680. Л.820 об.

    [20] Дунаев Ю. А. С.33.

    [21] 1680. Л.911-911 об.

    [22] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40. (далее – 1659) Л.224 об.

    [23] РГАДА. Ф.1111. Оп.2. Д.911. Сст.42.

    [24] Дунаев Ю. А. С.38.

    [25] 1659. Л.225 об., 228.

    [26] РГАДА. Ф.1111. Оп.2. Д.911. Сст.40.

    [27] РГАДА. Ф.214. Оп.5. Д.261. Л.1395 об.

    [28] Дунаев Ю. А. С.27.

    [29] Дунаев Ю. А. С.43.

    [30] 1680. Л.906 об.

    [32] Дунаев Ю. А. С.46.

    [33] 1719. Л.143 об.-144.

    [34] Мосин А. Г. Уральские фамилии: Материалы для словаря. Т.1: Фамилии жителей Камышловского уезда Пермской губернии (по данным исповедных росписей 1822 года). Екатеринбург, 2000. С.29.

    [35] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1534. Л.596.

    [36] Дунаев Ю. А. С.60-61.

    [37] Миллер Г. Ф. История Сибири. Т.1. М., 1999. С.326.

    [38] Дунаев Ю. А. С.61.

    Друзья, пожалуйста, нажимайте на кнопки соцсетей, этим Вы поможете развитию проекта!

    Источник

Adblock
detector