Меню

Иллюстрация главные реки америки

Драгунский Виктор рассказ «Главные реки»

Читательский дневник по рассказу «Главные реки» Виктора Драгунского

Автор: Драгунский, Виктор Юзефович

Число страниц: 10

Название: «Главные реки»

Главные герои: Денис Кораблёв.

Второстепенные герои: Раиса Ивановна, Мишка.

Характеристика главных героев:

Денис Кораблёв — безответственный.

Так заигрался, что не выучил уроки.

Не нашёл смелости в этом признаться.

Автор высмеивает поведение мальчика.

Характеристика второстепенных героев:

Раиса Ивановна — мудрая, справедливая и терпеливая учительница.

Не сдержала смех при ответе Кораблёва.

Мишка — верный друг Дениски. Старается выручить друга, подсказывает.

Краткое содержание рассказа «Главные реки»

Девятилетний Денис Кораблев накануне заигрался с летающим змеем, которого он пытался отправить в космос, и забыл выучить уроки.

Он едва не опоздал в школу, чуть не сбил возле класса учительницу, и она сразу вызвала его к доске.

Денис не знал, какое стихотворение читать, и начал рассказывать Пушкина.

Мишка пытался ему подсказать, по Дениска не понял друга.

Он насмешил весь класс своим мужичком с ноготком.

Раиса Ивановна спросила мальчика про реки Америки, но Дениска и тут ничего не помнил.

По подсказке с задней парты он назвал реку Мисиписи. Класс опять смеялся.

План рассказа:

1. Невыученные уроки.

2. Чуть не опоздал.

3. Стихотворение Пушкина.

4. Мужичок с ноготком.

6. Смешной ответ.

7. Решение Дениса.

Детский рисунок-иллюстрация:

Простой детский рисунок - иллюстрация к рассказу

Основная мысль «Главные реки»

Главная мысль рассказа в том, что сперва нужно учить уроки, а потом заниматься своими делами.

Основной идеей рассказа является то, что человек всегда оказывается смешным и нелепым, если чего-то не знает.

Дениска понял, что уроки важнее игр, и обещал никогда не забывать про домашнее задание.

Чему учит рассказ

Рассказ учит нас быть собранными и ответственно относится к своей учёбе.

Он показывает нам, что если пренебрегать уроками, то ситуация может возникнуть нелепая, неприятная и даже смешная.

Краткий отзыв о рассказе «Главные реки» для читательского дневника

Прочитав этот рассказ, я сильно смеялась над Дениской.

Мальчик попал в очень смешную ситуацию и вряд ли она ему понравилась.

Он не выучил уроки, говорил нелепости, и над ним все смеялись.

Рассказ получился очень весёлым и интересным.

Но в то же время поучительным, наполненным глубоким смыслом.

Автору удалось написать забавную историю, главной мыслью которой стал вывод о необходимости учить уроки.

Уверена, этот вывод является важным для многих других ребят, предпочитающих больше играть и меньше учиться.

Несмотря на неудачу, мне очень понравился главный герой.

Он не пытался оправдать своё поведение.

Мальчик понял свои ошибки.

И он дал обещание всегда учить уроки, чтобы не попадать в подобные ситуации.

Дениска умеет делать выводы из своих ошибок и это очень хорошо.

Я всем рекомендую прочитать этот рассказ и помнить о приключениях его героя.

Ведь учиться надо на чужих ошибках.

Пословицы к рассказу:

Глухой недослышит, так сам приврёт.

Слышит звон, да не знает где он.

Молодому ошибка — улыбка, старому — горькая слеза.

Отрывок, поразивший меня больше всего:

– А я что задала? – сказала она.

– Да! – сказал я.

– Что «да»? Что я задала, я тебя спрашиваю? Кораблёв!

– Что? – сказал я.

– Что «что»? Я тебя спрашиваю: что я задала?

Тут Мишка сделал наивное лицо и сказал:

– Да что он, не знает, что ли, что вы Некрасова задали? Это он не понял вопроса.

Источник

Школьное чтиво

Произведения школьной литературы в простой и доступной форме

09.09.2018

Драгунский В. «Главные реки»

Драгунский В. рассказ «Главные реки»

Жанр: юмористический рассказ

Главные герои рассказа «Главные реки» и их характеристика

  1. Денис Кораблев. Веселый и находчивый мальчик 9 лет. Озорник и фантазер, балагур. Оптимист.
  2. Мишка Слонов. Его друг. такой же озорник и заводила всех проказ.
  3. Раиса Ивановна. Классный руководитель Дениски. Умная и веселая.

План пересказа рассказа «Главные реки»

  1. Змей в космосе
  2. Чуть не опоздал
  3. Зима. Крестьянин торжествуя.
  4. Мишка подсказывает
  5. Мужичок с ноготком
  6. Обещание Дениски
  7. Подсказка Горбушкина
  8. Миси-писи
  9. Клятва.

Кратчайшее содержание рассказа «Главные реки» для читательского дневника в 6 предложений

  1. Дениска не успел приготовить уроки, потому что запускал в космос змея.
  2. Он едва не опоздал на урок, но успел опередить учительницу
  3. Учительница вызвала Дениску к доске и мальчик стал читать стихотворение Пушкина
  4. Оказалось, что надо читать Некрасова, но Дениска неверно понял подсказку
  5. Учительница попросила Дениску назвать главную реку Америки
  6. Дениска неправильно прочитал подсказку и насмешил весь класс

Главная мысль рассказа «Главные реки»
Прежде чем играть, надо сделать уроки.

Ответы на вопросы учебника «Литературное чтение 4 класс 2 часть» Климанова, Горецкий смотрите по ссылке.

Чему учит рассказ «Главные реки»
Рассказ учит не заниматься личными делами, пока не сделаны уроки. Учит быть дисциплинированным и ответственным. Не пользоваться подсказками на уроках. Честно признаваться в своих ошибках.

Отзыв на рассказ «Главные реки»
Мне очень понравился это смешной рассказ. Мальчик Дениска в нем снова попадает в забавную ситуацию. На этот раз он не учит стихотворение и не знает название рек. Вот ему и приходится краснеть перед всем классом. Отсюда вывод, что если не готов к уроку, лучше сразу честно признаться. От двойки это не спасет, а вот от позора поможет. А вообще, лучше всегда делать уроки.

Читайте также:  Согласование проведения земляных работ в охранной зоне рек

Пословицы к рассказу «Главные реки»
Делу время, потехе час
Глухой не дослышит, сам приврет.
Ученье свет, неученье тьма.
Легко забыть то, чего не знаешь.
Боится школьник лозы, пуще грозы.

Читать краткое содержание, краткий пересказ рассказа «Главные реки»
Дениска понял, что уроки нужно учить, иначе можно вляпаться в очень плохую историю. Ему были заданы главные реки Америки и стихотворение Некрасова, но мальчик занимался запуском змея в космос. А змей в космос так и не улетел, потому что ниток хватило только до чердака.
В общем, забыл Дениска про уроки и случился с ним позор.
Утром мальчик чуть не проспал и ему пришлось сильно торопиться, чтобы успеть попасть в класс за пять шагов до появления учительницы Раисы Ивановны. Но Дениска успел и хотя громче всех поздоровался с учительницей, она первым его к доске и вызвала.
Денис неохотно вылез из-за парты и вышел к доске. Он должен был прочитать наизусть стихотворение Некрасова, но начал читать стихотворение Пушкина «Зима».
Однако Раиса Ивановна остановила Дениску и спросила, помнит ли он что было занято. Хорошо, что Мишка Слонов наивно подсказал другу. Но этого было мало. Дениска все равно не знал стихотворение и рассчитывал только на друзей.
Он по губам Мишки прочитал первое слово — Мужичонка. Но дальше вышла загвоздка. Мишка показывал ноготь и Дениска бодро отрапортовал: «С ноготком»
Все засмеялись и Раиса Ивановна, морщась, остановила Дениску. Она спросила, помнит ли он названия всех рек Америки, которые обещал выучить. И снова Дениска бодро ответил, что конечно он помнит, он выучил.
Тогда учительница попросила просто назвать самую большую реку Америки.
Дениске стало плохо, у него даже живот заболел и он с надеждой смотрел, как на задней парте Петька Горбушкин показывает ему длинную ленту с надписью.
Денис прочитал только начало, но уверенно заявил: Миси-писи.
Раиса Ивановна смеялась больше всех, но двойку все-таки поставила. А Дениска решил, что уроки будет учить всегда, до самой старости.

Рисунки и иллюстрации к рассказу «Главные реки»

Источник

Рассказ Драгунского Главные реки Америки

Я утром немножко заспался, и, когда вскочил, времени оставалось чуть-чуть… Но я читал, как ловко одеваются пожарные – у них нет ни одного лишнего движения, и мне до того это понравилось, что я пол-лета тренировался быстро одеваться. И сегодня я как вскочил и глянул на часы, то сразу понял, что одеваться надо, как на пожар. И я оделся за одну минуту сорок восемь секунд весь, как следует, только шнурки зашнуровал через две дырочки. В общем, в школу я поспел вовремя и в класс тоже успел примчаться за секунду до Раисы Ивановны. То есть она шла себе потихоньку по коридору, а я бежал из раздевалки (ребят уже не было никого). Когда я увидел Раису Ивановну издалека, я припустился во всю прыть и, не доходя до класса каких-нибудь пять шагов, обошел Раису Ивановну и вскочил в класс. В общем, я выиграл у нее секунды полторы, и, когда она вошла, книги мои были уже в парте, а сам я сидел с Мишкой как ни в чем не бывало. Раиса Ивановна вошла, мы встали и поздоровались с ней, и громче всех поздоровался я, чтобы она видела, какой я вежливый. Но она на это не обратила никакого внимания и еще на ходу сказала:

– Кораблев, к доске!

У меня сразу испортилось настроение, потому что я вспомнил, что забыл приготовить уроки. И мне ужасно не хотелось вылезать из-за своей родимой парты. Я прямо к ней как будто приклеился. Но Раиса Ивановна стала меня торопить;

– Кораблев! Что же ты? Я тебя зову или нет?

И я пошел к доске. Раиса Ивановна сказала:

Чтобы я читал стихи, какие заданы. А я их не знал. Я даже плохо знал, какие заданы-то. Поэтому я моментально подумал, что Раиса Ивановна тоже, может быть, забыла, что задано, и не заметит, что я читаю. И я бодро завел:

Зима. Крестьянин, торжествуя,

На дровнях обновляет путь:

Его лошадка, снег почуя,

Плетется рысью как-нибудь…

– Это Пушкин, – сказала Раиса Ивановна.

– Да, – сказал я, – это Пушкин. Александр Сергеевич.

– А я что задала? – сказала она.

– Что «да»? Что я задала, я тебя спрашиваю? Кораблев!

– Что «что»? Я тебя спрашиваю: что я задала?

Тут Мишка сделал наивное лицо и сказал:

– Да что он, не знает, что ли, что вы Некрасова задали? Это он не понял вопроса, Раиса Ивановна.

Вот что значит верный друг. Это Мишка таким хитрым способом ухитрился мне подсказать. А Раиса Ивановна уже рассердилась:

– Слонов! Не смей подсказывать!

Читайте также:  Природные ресурсы горные реки

– Да! – сказал я. – Ты чего, Мишка, лезешь? Без тебя, что ли, не знаю, что Раиса Ивановна задала Некрасова! Это я задумался, а ты тут лезешь, сбиваешь только.

Мишка стал красный и отвернулся от меня. А я опять остался один на один с Раисой Ивановной.

– Ну? – сказала она.

– Перестань ежеминутно чтокать!

Я уже видел, что она сейчас рассердится как следует.

– Стихи, конечно! – сказала она.

– Ага, понял. Стихи, значит, читать? – сказал я. – Это можно. – И громко начал: – Стихи Некрасова. Поэта. Великого поэта.

– Ну! – сказала Раиса Ивановна.

– Читай сейчас же! – закричала бедная Раиса Ивановна. – Сейчас же читай, тебе говорят! Заглавие!

Пока она кричала, Мишка успел мне подсказать первое слово. Он шепнул, не разжимая рта, но я его прекрасно понял. Поэтому я смело выдвинул ногу вперед и продекламировал:

Все замолчали, и Раиса Ивановна тоже. Она внимательно смотрела на меня, а я смотрел на Мишку еще внимательнее. Мишка показывал на свой большой палец и зачем-то щелкал его по ногтю.

И я как-то сразу вспомнил заглавие и сказал:

И повторил все вместе:

– Мужичонка с ноготком!

Все засмеялись. Раиса Ивановна сказала:

– Довольно, Кораблев. Не старайся, не выйдет. Уж если не знаешь, не срамись. – Потом она добавила: – Ну, а как насчет кругозора? Помнишь, мы вчера сговорились всем классом, что будем читать и сверх программы интересные книжки? Вчера вы решили выучить названия всех рек Америки. Ты выучил?

Конечно, я не выучил. Этот змей, будь он неладен, совсем мне всю жизнь испортил. И я хотел во всем признаться Раисе Ивановне, но вместо этого вдруг неожиданно даже для самого себя сказал:

– Конечно, выучил. А как же!

– Ну вот, исправь это ужасное впечатление, которое ты произвел чтением стихов Некрасова. Назови мне самую большую реку Америки, и я тебя отпущу.

Вот когда мне стало худо. Даже живот заболел, честное слово. В классе была удивительная тишина. Все смотрели на меня. А я смотрел в потолок. И думал, что сейчас уже наверняка я умру. До свидания, все! И в эту секунду я увидел, что в левом последнем ряду Петька Горбушкин показывает мне какую-то длинную газетную ленту, и на ней что-то намалевано чернилами, толсто намалевано, наверное, он пальцем писал. И я стал вглядываться в эти буквы и наконец прочел первую половину.

А тут Раиса Ивановна снова:

– Ну, Кораблев? Какая же главная река в Америке?

У меня сразу же появилась уверенность, и я сказал:

Дальше я не буду рассказывать. Хватит. И хотя Раиса Ивановна смеялась до слез, но двойку она мне влепила будь здоров. И я теперь дал клятву, что буду учить уроки всегда. До глубокой старости.

Рассказ Драгунского Главные реки Америки о том, что выходит, когда не выучишь уроки. Хотя Дениска и тренировался всё свободное время быстро одеваться как пожарник, мастерски запускать змея, но всё это ему не помогло, когда на уроке Раиса Ивановна позвала его к доске.

Источник



Главные реки Америки

Главные реки Америки

Хотя мне уже идет девятый год, я только вчера догадался, что уроки все-таки надо учить. Любишь не любишь, хочешь не хочешь, лень тебе или не лень, а учить уроки надо. Это закон. А то можно в такую историю вляпаться, что своих не узнаешь. Я, например, вчера не успел уроки сделать. У нас было задано выучить кусочек из одного стихотворения Некрасова и главные реки Америки. А я, вместо того чтобы учиться, запускал во дворе змея в космос. Ну, он в космос все-таки не залетел, потому что у него был чересчур легкий хвост, и он из-за этого крутился, как волчок. Это раз. А во-вторых, у меня было мало ниток, и я весь дом обыскал и собрал все нитки, какие только были; у мамы со швейной машины снял, и то оказалось мало. Змей долетел до чердака и там завис, а до космоса еще было далеко.

И я так завозился с этим змеем и космосом, что совершенно позабыл обо всем на свете. Мне было так интересно играть, что я и думать перестал про какие-то там уроки. Совершенно вылетело из головы. А оказалось, никак нельзя было забывать про свои дела, потому что получился позор.

Я утром немножко заспался, и, когда вскочил, времени оставалось чуть-чуть… Но я читал, как ловко одеваются пожарные – у них нет ни одного лишнего движения, и мне до того это понравилось, что я пол-лета тренировался быстро одеваться. И сегодня я как вскочил и глянул на часы, то сразу понял, что одеваться надо, как на пожар. И я оделся за одну минуту сорок восемь секунд весь, как следует, только шнурки зашнуровал через две дырочки. В общем, в школу я поспел вовремя и в класс тоже успел примчаться за секунду до Раисы Ивановны. То есть она шла себе потихоньку по коридору, а я бежал из раздевалки (ребят уже не было никого). Когда я увидел Раису Ивановну издалека, я припустился во всю прыть и, не доходя до класса каких-нибудь пять шагов, обошел Раису Ивановну и вскочил в класс. В общем, я выиграл у нее секунды полторы, и, когда она вошла, книги мои были уже в парте, а сам я сидел с Мишкой как ни в чем не бывало. Раиса Ивановна вошла, мы встали и поздоровались с ней, и громче всех поздоровался я, чтобы она видела, какой я вежливый. Но она на это не обратила никакого внимания и еще на ходу сказала:

Читайте также:  Теплоход по москве реке тройка

– Кораблев, к доске!

У меня сразу испортилось настроение, потому что я вспомнил, что забыл приготовить уроки. И мне ужасно не хотелось вылезать из-за своей родимой парты. Я прямо к ней как будто приклеился. Но Раиса Ивановна стала меня торопить;

– Кораблев! Что же ты? Я тебя зову или нет?

И я пошел к доске. Раиса Ивановна сказала:

Чтобы я читал стихи, какие заданы. А я их не знал. Я даже плохо знал, какие заданы-то. Поэтому я моментально подумал, что Раиса Ивановна тоже, может быть, забыла, что задано, и не заметит, что я читаю. И я бодро завел:

Зима. Крестьянин, торжествуя,

На дровнях обновляет путь:

Его лошадка, снег почуя,

Плетется рысью как-нибудь…

– Это Пушкин, – сказала Раиса Ивановна.

– Да, – сказал я, – это Пушкин. Александр Сергеевич.

– А я что задала? – сказала она.

– Что «да»? Что я задала, я тебя спрашиваю? Кораблев!

– Что «что»? Я тебя спрашиваю: что я задала?

Тут Мишка сделал наивное лицо и сказал:

– Да что он, не знает, что ли, что вы Некрасова задали? Это он не понял вопроса, Раиса Ивановна.

Вот что значит верный друг. Это Мишка таким хитрым способом ухитрился мне подсказать. А Раиса Ивановна уже рассердилась:

– Слонов! Не смей подсказывать!

– Да! – сказал я. – Ты чего, Мишка, лезешь? Без тебя, что ли, не знаю, что Раиса Ивановна задала Некрасова! Это я задумался, а ты тут лезешь, сбиваешь только.

Мишка стал красный и отвернулся от меня. А я опять остался один на один с Раисой Ивановной.

– Ну? – сказала она.

– Перестань ежеминутно чтокать!

Я уже видел, что она сейчас рассердится как следует.

– Стихи, конечно! – сказала она.

– Ага, понял. Стихи, значит, читать? – сказал я. – Это можно. – И громко начал: – Стихи Некрасова. Поэта. Великого поэта.

– Ну! – сказала Раиса Ивановна.

– Читай сейчас же! – закричала бедная Раиса Ивановна. – Сейчас же читай, тебе говорят! Заглавие!

Пока она кричала, Мишка успел мне подсказать первое слово. Он шепнул, не разжимая рта, но я его прекрасно понял. Поэтому я смело выдвинул ногу вперед и продекламировал:

Все замолчали, и Раиса Ивановна тоже. Она внимательно смотрела на меня, а я смотрел на Мишку еще внимательнее. Мишка показывал на свой большой палец и зачем-то щелкал его по ногтю.

И я как-то сразу вспомнил заглавие и сказал:

И повторил все вместе:

– Мужичонка с ноготком!

Все засмеялись. Раиса Ивановна сказала:

– Довольно, Кораблев. Не старайся, не выйдет. Уж если не знаешь, не срамись. – Потом она добавила: – Ну, а как насчет кругозора? Помнишь, мы вчера сговорились всем классом, что будем читать и сверх программы интересные книжки? Вчера вы решили выучить названия всех рек Америки. Ты выучил?

Конечно, я не выучил. Этот змей, будь он неладен, совсем мне всю жизнь испортил. И я хотел во всем признаться Раисе Ивановне, но вместо этого вдруг неожиданно даже для самого себя сказал:

– Конечно, выучил. А как же!

– Ну вот, исправь это ужасное впечатление, которое ты произвел чтением стихов Некрасова. Назови мне самую большую реку Америки, и я тебя отпущу.

Вот когда мне стало худо. Даже живот заболел, честное слово. В классе была удивительная тишина. Все смотрели на меня. А я смотрел в потолок. И думал, что сейчас уже наверняка я умру. До свидания, все! И в эту секунду я увидел, что в левом последнем ряду Петька Горбушкин показывает мне какую-то длинную газетную ленту, и на ней что-то намалевано чернилами, толсто намалевано, наверное, он пальцем писал. И я стал вглядываться в эти буквы и наконец прочел первую половину.

А тут Раиса Ивановна снова:

– Ну, Кораблев? Какая же главная река в Америке?

У меня сразу же появилась уверенность, и я сказал:

Дальше я не буду рассказывать. Хватит. И хотя Раиса Ивановна смеялась до слез, но двойку она мне влепила будь здоров. И я теперь дал клятву, что буду учить уроки всегда. До глубокой старости.

Источник

Adblock
detector