Меню

Голышом по берегу озера

Искупался. Продолжение.

В июне 2019 года я написал короткий рассказ “Искупался“. Мне стало интересно, а что могло быть дальше. И вот что я узнал. И это тоже не конец.

Вдвоем с Катей.

Я сидел в доме и со страхом ожидал маму. Нельзя сказать, что мама была очень строгой. Она просто очень опекала меня. Когда мне было 3 года, папу с моей старшей сестрой насмерть сбил пьяный водитель. Мама очень стойко перенесла потерю, но вся ее любовь досталась мне. Она как могла опекала меня. Пока я был маленький, мне это даже нравилось, но по мере взросления, это начинало немного напрягать. Я понимаю, маме исполнилось 40 лет и у нее уже не было надежды на еще одного ребенка, а меня она очень боялась потерять. Мы жили с ней вдвоем, мама продолжала меня купать. Причем она сама намыливала меня и терла мочалкой, при этом не упускала ни одной щелочки на моем теле. Потом она закутывала меня в большое махровое полотенце и уносила в спальню и сама одевала меня в ночную рубашку. Утром я снимал ночнушку и мама одевала на меня чистые трусики и маечку, иногда к этому добавлялись колготки. За моим здоровьем следилось с неменьшим вниманием, а уж клизмы были в порядке вещей.

Мама была очень бережливой и несмотря на то, что сестра была старше меня на 15 лет, все ее вещи мама сохранила. И теперь я донашивал все это. Конечно, платья я не носил, но трусики, маечки, колготки, рубашки, шорты и брючки – все досталось мне.

Лет до восьми, я купался и загорал на пляже голышом, пока был поменьше, не обращал на это внимания, потому что дошколят на пляже обоих полов было достаточно.

Я бы и дальше бегал голышом, если бы не один случай. Летом после первого класса мы с мамой были на пляже. Возле нас расположилась девочка с моего класса с мамой. Я сразу подбежал к ней поиграть. Оля как-то странно посмотрела на меня, я не обратил на это внимания. В процессе игры Оля вдруг спросила.

– А почему ты без трусов гуляешь?

– Я не знаю? Я всегда такой на пляже.

– Я тоже, когда была маленькой, без трусиков купалась. Но теперь я взрослая. Без трусиков только дошколятам можно. Но ничего, я никому не скажу, что ты до сих пор голеньким купаешься.

Уже сидя на подстилке после купания, я спросил маму.

– Мама, Оля говорит что мы уже взрослые, и нам нельзя на пляже голышом.

– Ну что ты, глупенький, вы еще маленькие, вам можно.

С тех пор я начал немного стесняться своей голопопости, я стал замечать, что девочки незаметно меня рассматривают и что я самый старший со всей голопопой компании. Я все чаще начал приставать к маме с просьбой одеть на пляже плавки. Наконец мама уступила, и однажды дала мне плавочки. Даже не смотря на то, что плавки были от купальника сестры, я был рад, что наконец как и все мои ровестники купался в плавках. То что мои плавки были девичьими, и было основной причиной желания получить купальные шорты.

Вот теперь я сидел голышом в доме ожидая от мамы наказания.

– Молчи, – промолвила мама, заходя в дом, – тетя Галя все мне рассказала. Не буду тебя наказывать, ты и так наказан, тем что голышом через всю деревню прошел. Извини Витя, плавки мы не брали, ничего, во дворе голеньким сегодня погуляешь.

– Можно хоть трусики одеть.

– Завтра. Я все трусики выстирала.

Так и пришлось мне до конца дня голышом по двору ходить. Катя, змея, заметила что я голый, постоянно через забор меня о чем-то расспрашивала.

На следующий день мама разрешила трусики одеть.

– Витюша, а может голеньким погуляешь. Вчера ходил и ничего.

– Ладно, до первого проступка, ты когда голенький, очень послушный.

– Не мамкай, я не шучу. А пока пошли к соседям, тетя Галя давно зовет выпить кофе вместе утром.

– Мамочка, а можно я шорты одену.

– Не выдумывай. Во дворе можно и в одних трусиках гулять, пусть тело дышит.

Между нашими дачами в заборе была калитка, и мы с мамой вошли к соседям. В конце двора, возле грядки, в одних трусиках стояла Катя. Трусики были белыми в горошек, самое страшное, что на мне были такие же. Я покраснел, Катя тоже. Она вскрикнула, и побежала к дому, где с двери выходила тетя Галя. Катя на полном ходу врезалась в маму.

– Мамочка, мамочка, пропусти, срочно, – и Катя попыталась обойти маму и прошмыгнуть в дверь.

– Стоп. Куда это ты несешся, чуть меня с ног не сбила, – тетя Галя крепко ухватила Катю за руку, не давая убежать.

– Мамочка, к нам … это, тетя Люся с Витей… это… зашли.

– Вижу, ну и что, надо меня с ног сбивать, – было видно как она сердится.

– Мамочка ну я ведь голая.

– Какая же ты голая, на тебе трусики.

– Ну я же не могу в одних трусиках перед мальчиком ходить.

– Почему? Он тоже в трусиках.

– Ну он же мальчик,

– Да я заметила, вчера особенно видно было.

– Да он мальчик а я девочка, – почти плача пропищала Катя.

– Так прекрати истерики. Мы с тобой договорились – во дворе ты в одних трусиках, одеваешься только если куда-то идем. Все разговор окончен. Витя иди с Катей поиграй, пока мы кофе попьем.

Я подошел к Кате и мы ушли в другой край двора, к небольшому надувному бассейну. Катя поначалу вела себя очень скованно, старалась посильнее сдвинуть ножки или прикрыться ладошкой. Я начал что-то рассказывать Кате, потом взял ее за руку и она постепенно успокоилась, и уже спокойно играла со мной не обращая внимания на одежду, точнее отсутствие ее. Краем глаза я увидел удовлетворенные взоры наших матерей.
Как-то раз мы с мама разбудила меня раньше обычного со словами: “Пошли искупаемся”. Я обрадовался. Дело в том, что после потери плавок, я стеснялся ходить на пляж, ведь у меня остались только трусики. Ни в женских трусиках и голышом я не мог загорать и купаться. Так и сидел целыми днями дома.

Я радостно вскочил с кровати, но настроение упало, как только я вспомнил о шортах.

– Мам, а как я буду купаться.

– Как, как. Как обычно, в речке.

– Ну мама. Ты ведь поняла, я про плавки.

– Плавки ты потерял, запасные мы не брали. Искупаешся в трусиках, а если никого на пляже не будет, можно и голышом.

– Что мама, ты меня стесняешся? – улыбнулась мама.

Пляж был пустынным, но мама прошла мимо. Мы свернули на незаметную лесную тропинку, и минут через 10-15 вышли на небольшую полянку у излучины реки с небольшим песчанным пляжем. На траве на подстилке лежала тетя Галя, а в дальнем углу пляжа сидела на корточках спиной к нам Катя. Мама поздоровалась с Катиной мамой и сняла сарафан, оставшись в одних узеньких плавках.

Надо сказать, что мы с мамой совсем не стеснялись друг друга. Конечно мама не расхаживала по дому голышом, но в одних трусиках я ее видел часто, да и в ванну у нас дверь не закрывалась, так что вид женской груди меня не смущал. Но тут я вдруг сообразил что тетя Галя тоже загорает в одних трусиках.

Я снял шорты, оставшись в одних трусиках, и хотел было подойти к Кате, но мама вдруг сказала.

– Снимай трусики, побегай голышом.

– Мама, мы ведь не одни, здесь тетя Галя, Катя.

– Ну я тебя уже видела голеньким, – улыбнулась тетя Галя, – и потом Катюша тоже голенькая купается, составишь ей компанию.

Я снова посмотрел на Катю, которая на корточках с увлечением копалась в песке, совершенно не замечая нас. Она вдруг приподнялась и наклонилась вперед, и я с удивлением увидел ее голую попу. Я очень удивился, ведь недавно она стеснялась ходить в одних трусиках, а тут – голышом. Аргументов против купания голышом не осталось. Я снял трусики и подошел к Кате.

– Привет. Катя. Ты уже купалась.

Катя поднялась, отряхнула руки и повернулась ко мне лицом. Вдруг она покраснела. Очевидно увидев перед собой голого мальчика, Катя сообразила, что тоже совершенно голая.

– Мама. Ты же обещала. – Катя присела на корточки, плотно сжав ножки, – принеси трусики пожалуйста.

– Катюша не выдумывай, здесь все свои.

– Мамочка Витя ведь мальчик.

– Ну и что? Вы еще маленькие, и потом он тебе как брат. Не выдумывай. И потом, у тебя одни трусики. Домой не в чем будет идти.

– Пошли искупаемся, – сказал я, чтобы снять напряжение и шагнул в воду.

– Не смотри, – буркнула Катя.

Я отвернулся и пошел глубже в воду. Мне тоже было немного стыдно, и я постарался побыстрей зайти в воду по пояс. Катя последовала моему примеру. Когда ты голый, как ни старайся, а все равно покажешь голую попу или писю , так что, через некоторое время мы привыкли к своей наготе и расслабились.

В следующий раз я уговорил мама пойти искупаться в обед. Мама не захотела идти на дальнюю поляну и мы остановились на дачном пляже. Дачников не было, пляж был пустынным. Мама купаться не собиралась, просто уселась на травку и расслабилась. Я разделся до трусиков и собрался было в воду, когда мама сказала.

– Витюша, купайся голеньким, никого ведь нет.

Я собрался было возразить, но вдруг решил раздеться, я снял трусики и пошел купаться. Сидя в речке, я увидел как на пляж вышла тетя Галя с Катей. Катя сняла сарафан, оставшись в купальнике. Она посмотрела на маму, на меня, опять на маму и вдруг спросила, краснея.

– Мамочка, а можно я купальник сниму, как Витя.

– Снимай, я в твоем возрасте даже не знала слова купальник.

Катя сняла купальник и голышом побежала ко мне.

На следующий день моя мама взяла Катю и меня и повела на речку купаться. Мы быстро разделись до гола и побежали в воду. Катя сегодня даже не брала купальник, пришла в сарафане и трусиках.

После купания я стоял, пока мама вытирала Катю. Она уже вытирала ей волосы, когда к пляжу подошла моя однокласница с мамой. Я было дернулся одеться, но мама остановила, тихонько сказав.

– Спокойно, стойте как ни в чем не бывало, начнете в спешке одеваться, только хуже будет, будет повод для насмешек. Стойте спокойно.

Когда они приблизились к нам, я, опережая ее насмешки, не пытаясь прикрываться, сказал:

– Привет, пришла искупаться? А мы с Катей уже уходим.

Ее мама взглянув на нас сказала моей.

– Молодцы они у тебя. Искупались, вытерлись и никаких мокрых тряпок на теле, и не надо мешок трусиков носить за собой. В наше время все было проще. А мою никак уговорить не могу. Может голенькая искупаешся.

– Вот видишь, чуть что сразу «ну мама»

Мама была права, моя однокласница так и не смогла съязвить. Я шел и тихонько сказал Кате.

– Представляшь, мне нисколько не было стыдно, а тебе?

– Мне тоже, ты только не говори маме, мне даже понравилось голышом при посторонних стоять.

– А давай завтра придем на пляж пораньше, пока никого нет, и уйдем когла уже много людей будет.

– Главное чтобы мамы думали, что это случайно получилось.

– Мама, – сказал я, – давай придем завтра пораньше на пляж.

– Не знаю, поговорю с тетей Галей.

На утро мы пришли на пляж все вчетвером. Мы с Катей шли к реке в одних трусиках. На пляже трусики полетели на подстилку, мы в речку. Вода с утра была прохладной, так что мы быстро выбрались и улеглись на подстилку греться, подставив утренним лучам свои голые попы.

Пока мы грелись на пляже появились несколько бабушек, которые расположились неподалеку. Потом пришла все та же моя однокласница. Они с мамой подошли к нам и расположились рядом. Алена в сплошном купальнике сидела рядом с нами, рассматривая наши голые попы не зная что сказать. Я, вроде не замечая новых отдыхающих обратился к Кате.

– Кать, вода наверно уже согрелась, пошли купаться.

– Пошли, – ответила Катя.

Мы поднялись с подстилки, и тут я как будто увидел Алену.

– Привет, мы идем купаться, пойдешь с нами.

Алена покраснела, роли поменялись, теперь уже ей было неудобно смотреть на нас без одежды. Она поднялась, и стараясь не смотреть на нас пошла купаться, мы за ней. Пока мы плескались в воде родители привели двух соседских мальчишек 7 и 10 лет. Они наверняка заметили, что мы с Катей купаемся без ничего, и быстро скинув шорты и оставшись в трусиках направились в речку. Я подмигнул Кате, и мы, перестав купаться, вышли с воды. Мальчишки обалдели от голенькой Кати, а она словно играясь, остановилась возле мальчишек, повернулась и позвала Алену.
Пока мы вытирались, рядом с нами разыгралась любопытная сценка.

– Аленка, давай снимай мокрый купальник, простудишся.

– Укрой меня полотенцем.

Ее мама обернула дочь полотенцем, и Алена под полотенцем сняла купальник, повернулась ища сухой купальник или хотя бы сухие трусики. Но ее мама сегодня изменила процедуру. Она начала интенсивно вытирать дочь. Естественно в процессе вытирания открывались разные части тела. Алена дергалась, пытаясь прикрываться.

– Стой, не дергайся, – она закончила вытирать, и сказала, – ложись согрейся.

– Что, вот так без трусов.

– Ложись на животик, попы у всех одинаковы, – и убрала полотенце.

Алена упала на живот, плотно сжав ножки и ужасно краснея. Я понял что в классе никто не узнает о моем голопопом купании. Мы немного поболтали с ней стоя рядом, потом одели свои трусики и ушли домой.

В воскресенье мы уехали. Меня забирали соседи с собой на море. Это были молодые родители, с дочкой первоклашкой. Они должны были отвезти нас к своим родителям в приморском селе.

Море.

Село было достаточно большим, рядом был семейный то ли пансионат то ли санаторий. В селе был пляж, достаточно цивильный, с грибочками, лежаками и кабинками для переодеваний. Пляж обустроили специально для дачников. Пляж постепенно переходил в дикий, необустроенный, но через некоторое время грибочки появлялись снова, это был уже пляж пансионата. Все было совковое, но ухоженное и отремонтированное.

Нас водили каждое утро именно на эту необустроенную часть, подальше от шума и толпы сельского пляжа. Здесь не было горок и батутов, зато было спокойно, народ немного. Многие завсегдатаи пансионата тоже предпочитали дикий пляж. От сельского этот пляж отделял поворот берега и небольшой мыс, от пансионата небольшая каменная гряда.

В основном сюда приходили мамочки и бабушки с детьми. Оля, так звали девочку, была ребенком болезненным, поэтому ее мама просила бабушку сразу после купания, переодевать ее в сухие трусики.

В первый же день, когда мы пришли на пляж, я огляделся. Мы были не первыми. Рядом с нами загорала молодая мама, с девочкой, как я потом узнал на год сташе меня, чуть встороне еще одна мамочка тоже с дочкой, по всей видимости моей ровестницей. Потом девочка лет 6-7 с бабушкой, еще бабушка с близнецами мальчишками, ровестниками Оли. И совсем в стороне две мамаши с совсем малышами лет 2-3, отсюда не видно было мальчики или девочки. Эти два малыша были единственными голышами на пляже.

Я разделся до трусиков, огляделся на пляже, наконец решился и подошел к бабушке.

– Бабушка, можно я сниму трусики.

– Будешь голышом купаться и загорать? Не боишся, что будут дразнить.

– Ну раздевайся, мама твоя не будет ругать.,- бабушка взглянула но мое загорелое тело без следов от плавок, улыбнулась и добавила, – не будет.

– Оленька может и ты трусики скинешь, голенькой побудешь.

– Нет, – гордо сказала Оля, – я уже большая, я уже школьница.

Я взял Олю за руку и повел купаться, картина была еще та. Голый десятилетний мальчик и рядом девочка в купальнике, в трусиках и лифчике. Бабушка глядя нам вслед улыбалась.

С момента нашего появления на пляже, наша ближайшая соседка пристально наблюдала за мной. Когда мы направились к морю, она поднялась и подошла ко мне, внимательно рассматривая мое тело.

– Привет, я Витя, а это моя соседка, Оля.

– Можно мне с вами.

– Пойдем, втроем веселее купаться.

Мы купались, а Таня продолжала расспрашивать меня о всякой ерунде, было видно, что она хочет, но не решается задать мне главный вопрос. Наконец она решилась.

– Тебя наказали, потому ты голый?

– Почему ты так решила.

– А вчера здесь мальчишка, все время куда-то убегал, так его мама сняла с него плавки и заставила сидеть голым. Он рассплакался, все время говорил, что уже большой, что ему 13 лет, что больше не будет. Но мама все равно не разрешила одеться.

– Нет, я сам разделся.

– Мне не нравится мокрая одежда, и голышом приятнее купаться.

– Не знаю. Не пробовала.

– Вот еще выдумал. Хочешь на голую девочку посмотреть?

– Что я голых девочек не видел что-ли. Мы вдвоем с Катей на даче всю неделю голышом ходили, и во дворе и на пляже.

– И что эта Катя как и ты голенькой купалась? при мальчишках? И не боялась всяких насмешек.

– А зачем их бояться, главное не замечай их и они сами прекратятся.

Мы накупались и вышли на берег. Таня подбежала к маме. Я услышал их разговор.

– Быстренько переодевайся в сухие трусики.

Она встала, собираясь прикрыть дочь полотенцем, но Таня вдруг сняла мокрые трусики, и краснея и заикаясь проговорила.

– Мамочка, можно я так буду.

– Как так, – не поняла мама.

– Ну так, без трусов, голенькой.

– Ну если хочешь, не стесняешся?

– А вон мальчик голышом купается и ничего.

– Ладно, только давай тебя вытру.

Я улыбнулся пр себя. Мы вернулись на подстилку. Бабушка сняла с Оли мокрый купальник и уложила голышом на подстилку греться. Я удивился, но потом подумал, что наверняка такая процедура была привычной для Оли. Наверно на подстилке она лежала голенькой а потом ей одевали сухие трусики для прогулки или купания.

– Не хочешь построить замок с песка, – вдруг услышал я.

– Это нечестно, это я должен был предложить, – я повернулся, возле меня стояла голенькая Таня. И не давая мне продолжить.

– Я подумала, что надо снять трусики, чтобы не испачкать.

Когда наше строительство было в полном разгаре, на пляже со стороны пансионата появилась женщина с пацаном лет тринадцати. Пацан шел в одних плавках. Они расположились немного в стороне от нас. Мальчик искупался и тут же вернулся на подстилку к маме. Было видно, что просто загорать для него невтерпеж.

– Мама, можно я погуляю.

– Мы договорились, так чо бы я видела тебя.

Мальчишка вскочил, осмотрел пляж и направился к нам. Приблизившись к нам, он удивленно поднял брови. Наверно он только что увидел что мы с Таней голенькие, только не подал виду. Он стал позади нас, типа рассматривая замок, на самом деле пристально рассматривал нас, точнее Таню. Таня сообразила что делает мальчик и попыталась было прикрыться, но я не дал, а тихонько прошептал ей на ушко.

– Не надо, он только этого и ждет, можешь сесть на пятки, но не прикрывайся рукой.

Таня села попой на пятки, продолжая строить замок, я же как был на четвереньках, так и остался. Мальчика, видя что мы не реагируем, начал просто насмехаться над нами. Но начал он издалека.

– Привет, я Коля, мне тринадцать лет, а что вы делаете.

– Я Витя а это Таня, замок строим, хочешь с нами.

– А сколько вам лет

– мне десять, а Тане почти одиннадцать.

– Вы врете все, такие большие дети не будут ходить голяком, вам наверно по два года., – он хотел было еще что-то добавить, но тут раздался голос.

Читайте также:  Озеро жидень в рязани

– Коля, подойди ко мне.

– Ну мама, я ж никуда не ушел, я просто разговариваю.

– Подойди немедленно, – повысила голос его мама.

Коля, повернулся и с ехидной усмешкой направился к маме.

– Коля, мы с тобой договаривались?

– Договаривались, но я ведь никуда не убегаю, я ведь слушаю тебя.

– Что это ты устроил, с ребятами.

– Ты не шутил, ты насмехался, и еще пялился на ее попу. Все, это последняя капля. Снимай плавки.

– Ну мамочка, не надо, я уже большой.

– По поведению так нет. Снимай я сказала.

– Мама. Не надо. Вот возьму и не сниму.

– Даже так., – она достала из сумки телефон, – я думаю папа к вечеру успеет.

– Мамочка не надо, – у Коли даже слезы на глаза навернулись, он быстро снял плавки и протянул их маме, – вот.

– Молодец, – мама взяла плавки и спрятала в сумку, – можешь идти играться.

– Я лучше позагораю, – и Коля улегся на подстилку.

Нам с Таней надоело возиться в песке, и я спросил разрешения у бабушки искупаться. Оля, услышав слово купаться, тут же вскочила с подстилки и ухватила меня за руку.

Оля не сообразила, что она голенькая, и только когда бабушка начала ее вытирать она вдруг спросила.

– Я что, голая купалась.

– Ну да, – ответила бабушка.

– Почему ты мне не сказала.

– Я думала что ты знаешь. И что? Тебе плохо купаться было?

– Ну так и бегай голенькой, вон Витя с Таней бегают с голыми попами и ничего.

Мы с Таней играли в бадминтон. Оля немного постояла рядом, ей очевидно надоело и она ушла собирать ракушки. Она шла вдоль воды и подошла к подстилке где сидела девочка, ее ровесница. Она только что вышла с воды, и бабушка сняла с нее мокрые трусики и посадила голенькой на полотенце греться.

– Здравствуй девочка, я Оля. Давай играться вместе.

– Давай, я Юля. У меня с собой кукла.

– Давай лучше пойдем ракушки пособираем.

– Бабушка, можно я с девочкой погуляю.

Юля встала с полотенца.

– Ой, бабушка, дай мне сухие трусики.

– Зачем тебе трусики, гуляй голенькой, загорай.

– А что, разве мне еще можно голенькой загорать.

– Почему ж нельзя, вот и девочка тоже голенькая.

– Спасибо бабушка, пойдем Оленька.

Глядя на соседку, бабушка близнецов сняла с них трусики и тоже отправила голопопить, по моему близнецам было абсолютно все равно в трусах или без. Нам с Таней стало легче, не нужно было приглядывать за малышней, которая устроила веселую возню в песке, на радость бабушкам.
Мы наигрались и пошли купаться. Коля смотрел на нас завистливым взглядом. Его мама посмотрела на сына.

– Коля почему-бы тебе не пойти искупаться. Ребята возьмете с собой Колю купаться?, – обратилась она к нам.

– Мама можно мне плавки, пожалуйста.

– Зачем тебе плавки, иди так.

– Мамочка, ну ты же всегда, когда наказывала меня, купаться разрешала в плавках.

– Ну теперь ты все время будешь голым.

Коля хотел было что-то сказать, но, глянув на маму только буркнул.

– Я лучше позагораю.

– Ну уж нет, иди искупайся, а то солнечный удар будет.

– Коля, ты рискуешь уйти голышом в пансионат.

Коля покраснел, вскочил с подстилки и пулей ринулся в море.

Время приближалось к обеду и бабушка засобиралась домой. Вместе с нами домой ушли и Таня с мамой. Оказалось что они живут в соседнем доме.

– Витя вы пойдете после обеда на море?

– Нет, бабушке некогда.

– Тогда приходите к нам во двор поиграем.

Бабушка уложила Олю поспать, а я направился к Тане во двор. Таня гуляла во дворе в одних трусиках, я тоже себя одеждой не утруждал, кроме трусиков на мне ничего не было. Во дворе стояла машина, надувной бассейн, столик и два шезлонга. Они использовали этот дом как дачу. Танина мама напоила нас лимонадом и отправила во двор играться. Мы играли, когда Таня вдруг говорит

– Давай искупаемся, вода в бассейне наверно нагрелась. Мама можно искупаться.

– Купайтесь, я потом полотенце вынесу.

Таня направилась к бассейну, на ходу снимая трусики. Я недолго думая скинул свои трусики и залез в бассейн к Тане. Бассейн был мелким и мы просто дурачились плеская друг друга водой. Наконец мы устали и просто сели в воду, благо она была теплой. Вышла Танина мама. Посмотрела на наши трусики, которые валялись на траве, подобрала их и бросила в тазик с замоченным бельем.

– Ну, Танюша, когда я тебя приучу к порядку, не разбрасывать свое белье где попало.

Мы выбрались с бассейна и стали перед Таниной мамой. Она посмотрела на нас, на тазик с бельем.

– Вы оказывается у меня голышки, так там и твои трусики были, Витюша. Ладно, что нибудь придумаем. А пока не высохли играйтесь на покрывале.

Мы занялись какой-то настольной игрой. Забор не был сплошным, и нас хорошо было видно с улицы. Я посмотрел на проходящих жителей и дачников, которые кто доброжелательно, кто с осуждением рассматривал двух голых подростков, и рассказал Тане про свою первую прогулку голышом по селе.

– Ух ты. И тебе не было стыдно.

– Сначала было. А потом нет. Мне иногда хочется повторить.

– Мне тоже, – тихонько сказала Таня.

Меня позвала бабушка. Тетя Валя, Танина мама, принесла мне трусики, розовые прозрачные.

– Извини Витенька, но остальные с кружевами, все обыкновенные в стирке.

– Ничего тетя Валя, здесь недалеко.

На следующий день мы пришли первыми. И заняли лучшее место возле воды. Из всей одежды на мне и Оле были только тоненькие трусики, которые тут же отправились в сумку.

Следом пришла Таня с мамой, которая тоже скинула единственную одежку, даже не дожидаясь пока мама постелет покрывало. Они разместились рядом с нами.

– Если не возражаете, раз наши дети подружились.

Рядом с нами расположилась и бабушка Юли. Я вообще не заметил когда ее раздели, казалось что она пришла голенькой прямо с дома.

Тетя Валя, глядя как мы резвимся голышом, к нам присоединились и близнецы, сказала нашей бабушке.

– Как я завидую детишкам, сама бы разделась.

– Ну так в чем дело. Твое дело молодое, тело красивое. Раздевайся и загорай.

– А ты постепенно. Вот возьми и сними лифчик, пойдешь купаться оденешь.

Она осмотрелась по сторонам и решительно сняла верх купальника, но предусмотрительно не пряча в сумку, а положила радом с собой. Она не успела еще сильно загореть, поэтому грудь не выделялась светлым пятном и не привлекала внимания.

Мы еще купались, когда в воду зашел голый Коля, краснея и прикрываясь ладошкой. Очевидно его наказание не кончилось, я думаю он будет купаться и загорать голышом до конца смены.

Мы грелись на постилке, когда к нашей компании присоединалась еще одна мамочка с дочкой. Девочка была в раздельном купальнике и упорно не хотела снимать ни одной части несмотря на уговоры мамы. Мы ушли купаться. Кристина выделялась своим купальником в нашей голопопой компании, но упорно не хотела раздеваться. Мы правда ее и не заставляли.

– Как мне нравится, что ваши дети ничего не стесняются. А моя Кристина ни в какую не хочет.

– А вы ее личным примером увлеките. – скалала тетя Валя.

– Я не така смелая как вы.

– Снять лифчик много смелости не нужно. Я думаю полностью раздеться, но не знаю как отреагируют окружающие.

В это время со стороны пансионата на пляж вышла молодая женщина, со спортивной фигурой, а с ней, очевидно двое детей, погодки. Девочка лет 15-ти и мальчик на год моложе. Они расположились у воды недалеко от нас. Мама стелила покрывало, а дети тем временем скинули одинаково коротенькие шорты и майки, под которыми ничего не оказалось. Девочка, даже скорее девушка была вполне сформировавшейся, с красивыми бугорками грудей, да и у мальчика пенис был уже не подростковым писюнчиком. Но несмотря на половое созревание ни у нее ни у него на теле не было ни волоска. Они спокойно стояли ни минуты не смущаясь своей наготы. Мамочка закончила с покрывалом и тоже скинула недлинную тунику, под которой она была абсолютно голой. Она не спеша аккуратно сложила тунику и они втроем ушли купаться.

– Вот где смелость. – сказала тетя Валя.

– Девочки вы выглядите не хуже, так что решайтесь, – улыбнулась бабушка Юли. – глядишь за вами и мы разденемся.

Тетя Валя о чем то задумалась, потом вдруг решительно сняла трусики, теперь уже спрятав вместе с лифчиком в сумке. У нее тоже было красивое тело и гладко выбрит лобок. Она не стала ложиться на подстилку, а продолжила сидеть, только плотно сжав ноги.

– Вот и решилась, можно на ты., – это мама Кристины, – так и хочется составить тебе компанию.

– Ну чего ж ты, давай, – Тетя Валя «поймала кураж»

– А, была не была, – Юлина мама сняла верх и спрятала в сумку., – остальное завтра, сначала приведу себя там в порядок.

Мы с Таней не сразу и сообразили что что ее мама разделась, а вот Кристина сразу увидела что ее мама сняла лифчик.

– Мама, почему ты сняла верх купальника?

– Хочу лучше загореть, а что у меня некрасивая грудь.

– Красивая, просто взрослые не загорают голышом.

– Почему нет, вон посмотри.

Возле нас из воды выходила мама с двумя детьми. Увидев наше внимание она обратилась к нам.

– Здравствуйте, мы вас не сильно смутили?

– Нет, что вы, отдыхайте, мы и сами не против – ответила тетя Валя.

– Ах, да. И вы отдыхайте.

Кристина покраснела, но купальник не сняла. Мы убежали играть. Пляж заполнился отдыхающими с детьми разных возрастов. На меня с Таней бросали заинтересованные взгляды. Но пока больше попыток раздеться не было. Набегавшись мы опять захотели купаться.

– Мама, бабушка мы купаться.

– Подождите, я с вами, – вдруг сказала тетя Валя.

Она встала с подстилки и мы с Таней вдруг сообразили, что она тоже голая.

– Ух ты, – только и смогла вымолвить Таня.

Тетя Валя взяла нас с Таней за руки и мы пошли купаться. Это было последнее купание сегодня.

Юлина бабушка позвала внучку с Олей, которые видно очень подружились, так как не расставались ни на минуту. Она отряхнула девочек от песка, шлепнула по голым попам.

– Бегите вперед. Нина, – обратилась она к нашей бабушке, – я заберу ее до вечера, пусть девочки поиграются.

– Что ж я ее не накормлю.

– Ну ладно. Слушай, глазам своим не верю, еще вчера не могла ее на пляже раздеть, а теперь она голышом через село идти собирается.

– Они просто не обращают внимания, что голенькие. Ничего, пока маленькие пусть наслаждаются.

– Иди в гости к Юле, я разрешаю, – промолвила бабушка возле нашей калитки.

– Спасибо бабуля, – Оля обняла ее, и вдруг сообразила, – ой я же голая.

– Да ладно, пол села голышом прошагали, и никому нет дела, беги так, не буду искать твои трусики.

– А. Пошли Юля., – и две голенькие девчонки двинули вперед.

Таня завистливым взглядом проводила девочек.

Я не мог дождаться конца обеда, все время ерзал за столом.

– Ну беги к своей Танюше.

– Спасибо, – я покраснел, – мы хотели пойти погулять.

– Надеюсь не на море.

– Нет, конечно нет, мы в лесу хотели погулять.

Мы уже выходили вдруг тетя Валя нас остановила.

– Стоп, стоп. Вы что же, решили вот так вот пойти.

– Да, а что не так.

– Вы в одних трусиках.

– Ну мы же так утром ходили.

– Да, но с нами и на пляж, с нами хоть голышом, а в лес будьте добры, оденьтесь, вот шорты и майки. Извини Витя, но у Тани других нет.

В лес мы пошли в шортах с кружевами и майках с Барби.

– А ты прямо девочка.

– Ага. Прямо твоя сестра.

– Сегодня играем, что мы сестры. Тебя зовут Вита.

Утром мы стояли у калитки, тетя Валя с Таней и мы с бабушкой, ожидая Юлю. Наконец появились и они с бабушкой. Юля шла голенькой, о чем-то увлеченно разговаривая со своей бабушкой. Оля увидела Юлю и вдруг скинула трусики, сунула их в руки бабушки.

– Дети не перестают меня удивлять, ладно пошли уже на море.

Отдыхающие собирались. Бабушки начали стелить подстилки, Юля с Олей уже возились в песке, мы с Таней уже стояли голышом, собираясь купаться, когда тетя Валя вдруг сказала.

– Ребята подождите меня.

Тетя Валя скинула сарафан, под которым не было ничего. Она решила специально не одевать ни белья ни купальника, что бы не отступить в решающий момент. Как и вчера она взяла нас за руки и пошла купаться. Мне нравилось, это выглядело как мама с двумя детьми. Здорово.
В море уже купался Коля. Он все еще стеснялся ходить без трусов в отличии от близнецов, которым было все равно – в трусах или без.
Мы сидели на подстилке, когда подошли Кристина с мамой. Кристина пришла в сарафане, который аккуратно сняла, под ним оказался купальник. Она даже в одном купальнике не хотела приходить. Ее мама сняла халатик и на удивление осталась в трусиках и лифчике, она села на подстилку рядом с тетей Валей. Та спросила.

– Ну что, подруга, вижу ты все сомневаешся.

– Да. Вечером была настроена решительно, поубирала все волосы как у тебя. Посмотрела в зеркало и …

– Ну понимаешь, убрала волосы, и как будто разделась.

– Ну рассмешила. Ничего привыкнешь.

– Утром проснулась, снова засомневалась. Одела купальник. Потом обругала себя, сняла купальник. Даже с собой не брала. Думаю, вот приду и если ты голышом, тоже разденусь. Сняла халат и опять не могу. А что Кристина скажет.

– А не думай, увидит что мама не стесняется и сама разденется. Давай повернись, расстегну лифчик. Ну давай последнюю одежку снимай, тем более что она и так ничего не скрывает.

Через минуту Кристинина мама сидела рядом с тетей Валей такая же голенькая, ее лобок был также тщательно выбрит как и у тети Вали.

– Привет девочки, поздравляю, искупаемся.

Три молодые женщины, как три нимфы.

– Мама, почему ты голая, – Кристина прошептала маме в ухо, как только та вернулась на подстилку.

– Мама так нельзя.

– Кристина, я взрослая женщина и поступаю так как считаю нужным.

Кристина надулась, отвернулась и легла загорать.

– Мама, я хочу писять, – это уже Таня.

– Танюша, вон туда, на край в кустики, подожди я провожу тебя.

– Не надо, я с Витей.

– Ладно, – удивилась тетя Валя.

Когда мы шли в кустики, Таня вдруг сказала.

– Вам мальчишкам хорошо. Отвернулся достал писю и писяешь. Даже трусики снимать не надо. А нам надо снять трусики присесть.

– Да нечестно. А давай я буду с тобой писять как ты.

– Ну буду снимать трусики и присаживаться на корточки.

– Ты настоящий друг, – и Таня чмокнула меня в щеку.

Мы присели за кустиком друг напротив друга. Из-за куста появилась девочка в купальнике, спустила трусики и присела рядом. Она повернула голову и посмотрела на меня, это была Кристина.

– Витька? Ну и дуры, она впопыхах натянула трусики и убежала.

Бабушка с тетей Валей начали собираться домой. Таня прошептала мне на ухо.

– Витя ты со мной?

– Я всегда с тобой, а что?

– Пошли домой так.

– Я уже как-то шел через село голышом, было ужасно стыдно.

– Я знаю, ты рассказывал. Но я ужасно хочу попробовать. Просто одна я боюсь.

– Ну ладно. Я с тобой.

Родители собрали вещи, мелкие умотали вперед.

– Ребята, вы идете?

– Да, мы только ноги сполоснем, идите, мы догоним.

Самое главное, чтобы ни бабушка ни тетя Валя не повернулись к нам. Ничего страшного, нас просто бы заставили одеться, но Танина затея провалилась бы.

Мне однажды пришлось пройтись по лице голышом и я думал, что мне будет легко, но нет. Я со всех сил старался сохранять спокойствие, Таня болтала без умолку, было понятно что она очень нервничала. Я взял ее за руку, и не отпускал до самой калитки.

– Боже, почему вы голые?!

– А вы забрали нашу одежду.

– Так надо было сказать.

– Да ничего не случилось.

– Ладно уже, бегите домой.

Тетя Валя начала чаще купаться, с тех пор как разделась, она брала меня с Таней за руки и мы шли в воду. Сегодня Кристинина мама взяла ее за руку и вместе с нами пошла купаться. Картина прикольная голая мама с дочкой в сплошном купальнике. Но. Кристину невозможно было уговорить. Помог случай.

Обычно после купания Кристину закутывали в полотенце, под которым она снимала мокрый купальник и либо сразу одевала сухой, или, когда сухого купальника не было, некоторое время сидела закутанная в полотенце.

Вот и сегодня, мама укрыла Кристину полотенцем, и та сняла свой купальник, сняла как-то неловко, купальник упал в песок. Надо было бы сразу поднять, но Кристина понадеялась на маму, мама на Кристину. Пока суть да дело, пробегающая собака подхватила купальник и бежать. Мы с Таней конечно потом нашли его, но назвать эту извазюканную в грязи и рванную тряпку купальником было сложно.

Кристина осталась на подстилке закутанная в полотенце. Прикол был в том, что запасной купальник остался в номере, не было даже запасных трусиков. Трусики они не брали никогда, Кристина считала, что никто не должен видеть ее трусики. Обнаружилось это когда мама позвала Кристину купаться.

– Кристина идешь купаться?

– Да. Сейчас одену купальник.

– А купальника нет, мы не брали запасной.

– Как не брали. Мне что голой купаться?

– Почему бы и нет, я же голая, посмотри сколько голых вокруг.

Рядом с нами как раз расположилась семья с тремя детьми, младшему, мальчишке было лет 9, он разделся без напоминаний и уже носился по пляжу с близнецами, а вот две девочки, погодки лет 12-13 попытались было сохранить хоть трусики, но под строгим взглядом родителей, сняли и эту последнюю часть одежды. Было заметно, что нахождение голышом на пляже для них не в новинку, но они все равно немного стеснялись, в основном из-за возраста. Кристина все равно проворчала.

– Иди купайся сама, я тут полежу.

Кристина, сначала сидела укутанная в полотенце, потом взяла книжку, улеглась на живот, укрытая полотенцем. Этот процесс сопровождался многочисленными засветами, многие из которых Кристина даже не замечала. Наконец она улеглась. Но и тут полотенце постоянно сползало и задиралось. Первое время она постоянно оглядывалась и поправляла его, но вскоре увлеклась книгой, и оказалась на боку, и попа осталась открытой.

Ее мама вернулась с моря, подошла к подстилке.

– Кристина, я возьму полотенце.

И она, не дожидаясь ответа, взяла полотенце и начала вытираться после купания.

– Мама, я ведь голая.

– Ну и что. Я тоже.

– Послушай, Кристина, мне надоели твои капризы. Ничего посидишь так, пока я вытираюсь.

Кристина села на подстилку поджала ноги и отвернулась от мамы. Мама вытерлась и укрыла Кристину полотенцем. Та дернула плечами и полотенце упало на подстилку. Кристина фыркнула.

– Уже не надо., – и через минуту, – я пошла купаться.

Кристина встала, как была голышом, не прикрываясь гордо проследовала в море. Ее мама только удивленно проводила ее взглядом. Она потом рассказала нам с Таней, что безумно завидовала нам, но ни как не могла решиться, а тут что-то нашло.

– Я пожалела, как только встала, но было поздно что-то менять.

– Вот видишь, и ничего страшного не произошло., – ответил я.

– А теперь, после купания пойдем с нами погуляем по пляжу., – добавила Таня.

Читайте также:  Снять дом рядом с озером посуточно

– Меня все увидят голой.

– Можно подумать сейчас не видят. Ты должна просто привыкнуть.

Если я был тем с кого начался наш голый отдых, то Таня оказалась просто фанаткой голой жизни. Та наша прогулка с пляжа домой голенькими не была последней. Тетя Валя не очень приветствовала такие прогулки. Она говорила, что в 11 лет расхаживать голышом по улицам нехорошо. Мелким типа Оли с Юлей еще позволительно. Кстати эти девчонки, казалось, вообще забыли что такое одежда, да и близнецов я в последнее время в одежде не видел. Но Таня не сдавалась.

Таня подбила меня сходить на пляж пансионата, купить мороженое. Меня правда уговаривать не пришлось. Наверно со стороны было прикольно наблюдать в очереди из детишек разных возрастов в разнообразных плавках и купальниках двух голых подростков. Мальчики и девочки, ровестники и постарше, старались незаметно рассмотреть подробности наших голых тел. Это никак не смущало, а наоборот веселило нас.

Дома она тоже ходила голышом, и я кстати тоже не очень утруждал себя одеждой. Вот на прогулку в лес нас не то что голыми, даже в одних трусиках не отпускали.

Однажды утром, мы только-только собирались, к нам во двор забежала Таня. Кстати это было на следующий день после того как Кристина разделась. Так вот, Таня забежала, мы с Олей только успели позавтракать, и я как раз шел одеть трусики. Таня подбежала прямиком к бабушке.

– Можно мы с Витей пойдем на море прямо сейчас.

– Идите, только без нас не купайтесь.

– Хорошо, – Таня подбежала к забору и крикнула, – мама, мы с Витей ушли на пляж, купаться без вас не будем.

Таня ухватила меня за руку, и потащила на улицу. Я даже сразу не сообразил, что голый, как и Таня. Кристина с мамой уже были на пляже. Как и раньше, мама сидела уже голышом, а Кристина в купальнике.

– Привет Крис, ты чего не раздеваешся.

– Как ты меня назвал?

– Крис, а что не нравится?

– Да нет наоборот прикольно. А вы что, прямо из дома голышом пришли.

– Вам не было стыдно по улице.

– Не-а, даже прикольно, давай раздевайся.

– Не выдумывай. Вчера была голенькой и что? Кусок от тебя отвалился.

– Ребята, давайте пока никого нет на пляже, я вас немного пофотографирую, – вдруг предложила мама Крис.

Как рассказала потом Крис, ее мама была фотографом, поэтому и подход к фотографированию был основательным.

Для начала она сделала нам одинаковые прически, хорошо что мои волосы были достаточно длинными, теперь у каждого из нас на голове красовался высокий хвост. Потом она достала пакет с трусиками, мне достались желтые, Таня одела голубенькие а у Крис были розовые. Мне было немного неудобно в полупрозрачных трусиках с рюшами. Но процесс фотографирования увлек, и я забылся. Пока мы были в трусиках, казалось фотографируются три девочки, мама Крис специально выбирала такие ракурсы.

Потом нас начали по очереди раздевать. Я снял трусики последним. Первая фотография голенькой троицы – мы сидим на подстилке, плотно сжав ножки, и пока мы выглядим тремя девочками. На следующей фотографии мы втроем стоим, я посредине, и уже видно, что одна из девочек – мальчик. Мы здорово повеселились. Закончилась наша фотосессия фотографиями в купальнике Крис.

Мы с Таней ни на минуту не оставляли Крис саму. Она все еще немного стеснялась своего голого вида, но в нашей компании она забывалась.
В обед мы с Таней получили. Бабушка с тетей Валей начали собираться домой, мы с Таней естественно стояли голышом, ожидая пока они соберутся.

– Таня, вы почему не одеваетесь?

– А мы так пришли.

– Таня, Витя ну разве так можно, мы уже столько раз вам говорили.

– Мамочка, мы ведь сами не ходим, только с вами, – невинным голосом ответила Таня.

Мы сидели у Тани во дворе и мечтали.

– Таня, представляешь, как было бы здорово переночевать в палатке, рассказывать всякие страшные истории, смотреть на звезды.

– А, что, давай устроим себе такую вечеринку.

– А где палатку взять.

– У нас есть палатка.

– Правда? Поставим вот там за кустами у бассейна, наберем лимонада, конфет, фруктов разных.

– Здорово, давай только Крис позовем.

– Я не против, пошли к твоей маме.

Тетя Валя, особо не возражала, только сказала что все мы должны сделать самостоятельно. Палатка была небольшой, но для троих подростков места было предостаточно. Мы возились где-то с час, пока поставили палатку, тетя Валя предлагала помощь, но мы гордо отказались. На пол палатки мы простелили пару шерстяных одеял, потом большую простынь, еще одну простынку укрываться и кучу подушек.

– Таня, зачем нам столько подушек?

– Не знаю, просто мне нравится когда много подушек.

Мы сходили в магазин за конфетами-лимонадом. Нас заставили одеть шорты-майки, я как я, а Таня даже в магазин решила голяком сходить.
В общем к вечеру у нас было все готово, Таня даже зеркало в палатку притащила, а я приспособил пару досок в качестве столика перед палаткой. Осталось только Крис уговорить.

– Крис, мы с Витей решили устроить втроем с тобой вечеринку. Ты не боишься в палатке спать.

– Я не знаю, как мама.

– Я попрошу свою маму чтобы она поговорила с твоей.

– Как когда, сегодня.

– Ой, наверно надо приготовиться.

– Чего там готовиться, уйдешь с нами после пляжа, а завтра утром опять на пляж вернешся.

– Тетя Валя, уговорите маму Кристины отпустить ее к нам на ночь.

– Кого там уговорить надо, – это мама Кристины услышала.

– Анна, – это маму Крис так звали, – ты отпустишь свою, на ночь к этим оболтусам, они вчера весь день готовились, палатку поставили, лимонаду накупили.

– Пусть идет, хоть один вечер от нее отдохну, – рассмеялась она.

Оля внимательно слушала весь этот разговор, и вдруг спросила.

– Бабулечка, а можно у нас Юля переночует?

– Если ее бабушка не против, пусть ночует.

– Не против я, не против.

В полдень все засобирались домой. Мы с Таней взяли Крис за руки.

– Что? Прямо сейчас, может мне что-нибудь взять из дома?

– Не нужно, мы все приготовили. Все пошли.

– Что, вот так, без трусиков.

– Ну да, мы так пришли.

– Не я так не могу, – и Крис натянула трусики.

Трусики были немного маловаты, так что контуры ее письки были отлично видны, так что она была все равно что голая. Тетя Валя нас накормила, и мы ушли во двор играть. Мы с Таней так и ходили все время голышом.

– Вы что же, теперь вообще никогда не одеваетьсь.

– Нет, почему же. Мы голенькие только дома, а на улице только когда со взрослыми. Вон вчера в магазин нас даже шорты заставили одеть.

– Да, ты бы видела как Витя покраснел, когда продавщица спросила : «Что вам, девочки».

– Ладно тебе, пошли в бассейн.

Перед бассейном, Крис немного замешкалась. Мы сидели в бассейне голышом, и ей вреде бы следовало скинуть трусики, но мы ведь были не на пляже, а в самом центре поселка и низенький забор не скрывал ее от посторонних взглядов, но мочить трусики не хотелось, так как другой одежды не было. Крис выбрала момент, когда на улице никого не было, быстро скинула трусики и запрыгнула к нам. Трусики сиротливо лежали на траве. Она не знала тетю Валю, тетя Валя терпеть не могла валяющуюся одежду, и, как и тогда со мной, трусики Крис исчезли среди грязного белья Тани. Когда Крис обнаружила отсутствие ее единственной одежки, она очень расстроилась, Но мы как смогли ее успокоили.

– Ну чего ты расстраиваешься, на пляже голая бегаешь и ничего.

– Да, то на пляже, а тут в поселке. Он люди ходят на нас смотрят.

– Не обращай внимания, давай играть, не расстраивайся.

Какое-то время Крис была напряжена, все время посматривая на улицу, но потом как и на пляже, игра увлекла, Крис забылась и уже не обращала внимания на свою наготу. Так голенькими мы и забрались к себе в палатку.

– Девочки, вам ничего не надо? Я закрываю дверь. Спокойной ночи.

– Нет мамочка, спасибо и тебе спокойной ночи.

Стемнело. Мы сидели в палатке при включенном фонаре и болтали о всякой всячине, было весело. Мы уже собрались спать, когда Крис что-то прошептала Тане на ушко.

– Не Крис, – громко сказала Таня, – туалет только в доме. Пошли пописяем под кустиками. Витя ты идешь?

– Таня ты с ума сошла, писять с мальчиком.

– Да ладно. Мы тут который день голые вместе гуляем. Не глупи.

Крис удивленно посмотрела на меня, кода я присел вместе с ними и начал писять.

– А разве мальчики тоже сидя писяют.

– Нет, мальчики писяют стоя, просто Витя из солидарности со мной решил тоже писять сидя.

Крис мы уложили посередине, и так и спали обнявшись втроем, укрывшись одной простынкой. Утром нас разбудила тетя Валя.

– Вставайте голыши, завтракать.

Мы ни на минуту не оставляли Крис саму, чтобы она опять не зациклилась на своей наготе. Так и ушли на пляж голыми. Анна, мама Кристины, уже ждала нас на пляже. Она вздохнула с облегчением, когда увидела нас, но глаза ее расширились когда мы подошли ближе.

– Ну ты дочь даешь. То тебя с купальника не выцарапаешь, то ты уже по поселку голышом рассекаешь.

Мы как обычно сидели у Тани во дворе, Оля плескалась в бассейне, вдруг она выскочила с бассейна и с криком: «Мамочка», побежала к калитке. У калитки стояли родители Оли и моя мама.

Мне было немного неловко от своего голого вида. Мама удивленно смотрела то на меня с Таней, то на Олю. Что бы сгладить неловкость от затянувшейся паузы я сказал

– Это Таня, моя подруга.

Нас спасла тетя Валя, которая вышла на крыльцо, начала знакомится, расспрашивать, и нас оставили в покое. Было глупо одеваться, так что мы продолжили игру как всегда в голом виде. Мама только как-то задумчиво на нас поглядывала.

Олины родители приехали навестить Олю, и через день уезжали обратно. Моя мама воспользовалась случаем, забрать меня и тоже отдохнуть один день на море. Вечером я все рассказал маме о нашем пляже и как все начиналось, так что мама была готова понудить завтра, она даже ничего не сказала, когда стало понятно что мы с Таней не только загораем и купаемся голышом, мы даже ходим на пляж голыми. Так что мама спокойно разделась на пляже глядя на тетю Валю, и Олины родители после недолгого спора тоже избавились от купальных костюмов.

Источник

Испытано на себе: Как я загорала на нудистском пляже в Крыму

БАБУШКА СКАЗАЛА: «СТЫДНО!»

-Ну и нравы… Стыдно должно быть! — ворчала бабушка, узнав, что я загорала без купальника. И не на диком пляже, где совсем нет людей, а в самом центре курортного поселка Коктебель!

10-летний брат моей подружки, с которой мы искали новые ощущения, отнесся к этой новости куда более воодушевленно.

— Вот бы и мне хоть глазком увидеть этот «голый» пляж! Вырасту, обязательно поеду. Жаль, мама сейчас не пускает.

Единственный официальный нудистский пляж в Крыму находится в Коктебеле прямо на набережной. Если вы там не были, рассказываю. Располагается он по соседству с общественным пляжем, территория ничем не огорожена, никаких предупреждающих о нудистах табличек тоже нет. Рядом с любителями позагорать голышом плещутся в воде маленькие карапузы, загорают традиционные туристы.

Продавцы кукурузы, пива и пахлавы, так же как и на обычных пляжах, носят свои яства, но не нагишом, а одетые. Даже аниматоры и зоомучители с обезьянками и рептилиями на этом пляже встречаются. Никакой на первый взгляд разницы, разве что повсюду голые попы.

На нудистский пляж я отправляюсь не просто так — объясняю вам и своей бабушке (девушка я скромная)

Хочу понять: нужны ли специальные пляжи для нудистов в Крыму или нет.

Дело в том, что на полуострове не утихают споры вокруг того, нужно ли открывать в городе-курорте Евпатории нудистский пляж. Это предложение, напомним, выразил настоятель храма святого пророка божия Илии протоиерей Георгий Куницын.

Батюшка объясняет, что церковь хоть и относится к нудизму отрицательно, потому что переживает за морально-нравственное состояние общества, но раз такое явление есть, раз существуют люди, которые придерживаются такой философии, то логично предоставить им специальное место, чтоб они отдыхали, как им нравится, но не в местах общественного пользования. Кроме того, батюшка переживает за людей, которым по медицинским показаниям нужно загорать обнаженными, но пойти им некуда, мест для такого лечения нет.

— В 80-90-е годы в районе набережной Фрунзе был лечебный пляж для людей, страдающих от псориаза, — сказал отец Георгий. — Сейчас людям с таким заболеванием загорать негде.

Предполагается, что откроют спецпляж для нудистов на «Золотых песках». Чиновники сейчас решают, какую площадь отдать под это дело и нужно ли там ставить забор.

ПАРНИ ВЫСТРАИВАЮТСЯ В ОЧЕРЕДЬ ДЛЯ ЗНАКОМСТВ

Итак, я на пляже в Коктебеле. И у меня легкий шок. Кажется, что все только на меня смотрят и ждут, когда я разденусь. Честно, хочется схватить сумку и бежать куда подальше.

Стою как столб, смотрю разинув рот. В глаза так и лезут нагие мужчины с пирсингом на самых интимных местах — и юноши, и дедушки. Сережки висят — и маленькие, в виде гвоздиков, и очень длинные, как у любительниц гламура.

Депиляцией мало кто заморачивается. Я сейчас уже больше про женщин.

Хотя нет, одна из них, стыдливо вроде как отворачиваясь ото всех, тут же стоя по колено в море, водит станком по своим волосатым гениталиям. Фу, в море сразу как-то и не хочется после такого залезать.

Нудистские пляжи наверняка понравятся девушкам, которые не могут обходиться без мужского внимания. Если вы любительница спокойного, уединенного отдыха, вам точно не сюда. Парни здесь очень активные и совсем нестеснительные.

Утром пообщаться с нами подходили восемь раз! И это притом, что мы с подружкой лежали себе спокойно, ни на кого особо не смотрели (чтобы не подумали, что дикие и в первый и раз сюда пришли), глазками не стреляли. А мужчины все подходят и подходят. Почему меня это удивляет? Да потому что поведение нудистов кардинально отличается от нормально загорающих отпускников.

Сами посудите, на обычный пляж девушки приходят в обалденных купальниках, выгодно подчеркивающих их формы, мини-бикини, лифчики с пуш-апом… казалось бы, благодатная почва для фантазий. Выбирай любую красотку и беги знакомиться. Ан нет, смотрят многие, подходят единицы. Да и вообще, на общественных пляжах чаще всего семейные пары с детьми отдыхают.

А на нудистском пляже все по-иному. Парни подходят знакомиться по очереди — такое ощущение, что существует какая-то тайная запись — кто первый, кто опосля, минут 20-30 болтают, предлагают куда-нибудь сходить вместе и, после того как мы им предлагаем ретироваться, освобождают место другим.

Вечером мужская активность возрастает. Особо смелые и уверенные в себе кадры, несмотря на то что мы с кем-то уже болтаем, подходят и внаглую вмешиваются в разговор, пытаясь перетянуть на себя внимание. Уже при этом наготове — с мороженым, лимонадом, цветами, с предложением сделать массаж, нарисовать красками на груди или бедрах крабика или морского конька, поучаствовать в обнаженной фотосессии.
КРАСАВЧИКА УВЕЛ ДРУГОЙ МУЖЧИНА

Пока моя подруга любуется накачанным торсом одного из туристов и гадает, подойти к нему самой или нет, парня уводят у нее буквально перед носом! И не какая-нибудь шикарная блондинка с пышной грудью.

Подруга изумляется, картинка разворачивается у нее на глазах: мужчина, причем не первой свежести, подваливает к красавчику, на которого она положила глаз, о чем-то оживленно с ним болтает, несколько раз они вместе уходят поплавать, а затем начинают обниматься и уходят, держась за ручки, с пляжа.

Тут же — мы опять разинули рты — на другом конце пляжа здоровый волосатый мужчина лет эдак за 50 подходит к незнакомому доселе парню и просит намазать солнцезащитным кремом спину. Думаете, красавчик отправляет его по многим известному адресу? Нет, он растирает дедушке спину, грудь и ноги!

«ВЫ ПОНРАВИЛИСЬ МОЕМУ МУЖУ»

Познакомиться поближе предлагают не только мужчины, но и девушки.

— Вы понравились моему мужу! Давайте вечер вместе проведем? — заявляет мне высокая брюнетка, представившаяся Натальей.

Ее возлюбленный, наверное, захотел, чтобы она его приревновала? — подумала я.

— Вы не так меня поняли. Все нормально. Мы давно экспериментируем такие отношения. Любим разнообразие в постели. Если у вас есть молодой человек, пусть тоже присоединяется, — предлагает девушка.

Парочка отдыхает в Крыму уже восьмой год подряд. Оказывается, завсегдатаи пляжа давно их знают и при возможности развлекаются вмести с ними.

— Девушка, да не удивляйтесь вы так, здесь на пляже много таких. Вон видите, у самого берега моря в карты компания из четверых человек играет, — показывает парень Игнат, загорающий по соседству со мной. — Это сви..геры, они тоже часто сюда приезжают, чтобы знакомиться с такими же, как и они, парами.

— А женщину с длинными рыжими волосами заметили? Напротив нас лежит, это «королева пляжа». Она хоть и в возрасте, но очень уж молоденьких парней любит. Если понаблюдаете, каждый день с разными ее увидите, — рассказывает наш новый знакомый Петр из Мурманска.

— Девчонки, а вы не лес..иянки, а то у меня фантазия есть, заняться сексом втроем. Хотите? — ошарашивает нас широкоплечий брюнет, представившийся Русланом.

— А, так вы не по этим делам? Жаль! Хотя, может, попробуем? Вдруг вам понравится? — продолжает убеждать нас Руслан. — Если передумаете, звоните, не стесняйтесь. Кстати, могу еще и парочку друзей позвать.

— С нормальной ориентацией людей здесь немного, — вздыхаем мы с подругой.

А когда уже собираемся восвояси с пляжа, подходят молодые ребята:

— Мы за вами весь вечер наблюдали, но стеснялись заговорить, пока вы не оделись, — замялись они.

ПРИЕДУ СЮДА ЕЩЕ, И НЕ ОДИН РАЗ

Мне, как девушке незамужней и открытой к новым знакомствам, здесь, в Коктебеле, не скрою (бабушке только не говорите) — понравилось. Вокруг общительные, не закомплексованные люди, царит веселая и непринужденная атмосфера. Скучать здесь точно ни секундочки не будете. Приеду сюда еще, и не один раз.

Но я не понимаю мамочек, отдыхающих на таких пляжах с детьми: представьте, загораете вы под навесом с малышом, переворачиваетесь на живот и видите буквально в нескольких сантиметрах от вас соседа, который лежит, широко раздвинув ноги (чтобы белых складочек не было на теле). Или лепите с ребенком замок из песка, поднимаете голову, а над вами обрюзгший мужчина машет своими причиндалами. Зрелище, скажем так, не совсем эстетичное и приятное.

Для разврата, в общем, все это, ну и для ровного загара!

Если открывать нудистские пляжи — будь то лечебные, будь то просто для любителей ровного загара, — то, как по мне, они действительно должны быть за забором. Так лучше будет и нудистам, которым не будут докучать зеваки, и остальным туристам, тем более семьям с детьми.

Парни, которые в первый раз приходят на нудистский пляж, загорают в плавках, пока не привыкнут к стоящим вокруг обнаженным девушкам и не начнут контролировать эрекцию.

— На пляже мало отдыхающих с красивыми телами, как на обложках глянцевых журналов.

— Мужчин-нудистов больше, чем девушек.

— Много отдыхающих с детьми.

— На пляже есть костяк нудистов, которые приезжают сюда из года в год. Если потеряли контакты нового знакомого, не расстраивайтесь. В следующем году вы его здесь непременно встретите.

Источник

Эротические рассказы Рунета — Том 1 (470 стр.)

Мы доехали на поезде до одного из Карельских озер, на двух байдарках спустились по протокам и через несколько дней оказались в изумительном живописном и совершенно безлюдном уголке, который поразил нас настолько, что мы решили оборудовать лагерь и постоять здесь недельку, чтобы наловить и навялить рыбы, насушить грибов и набрать ягод.

Место было чудесное, продуваемое, без комаров, с песчаным пляжиком и сосновым берегом. С утра до вечера мы с приятелем ловили и вялили рыбу, а дамы собирали ягоды и сушили грибы. Я еще не рассказал про моих спутников и про себя. Мне двадцать пять лет, я хорошо сложенный спортивный мужчина. Мой сослуживец — подтянутый и крепкий мужичок сорока лет. Его супруга — полнеющая шатенка, лет на пять моложе своего мужа, а их дочь, Светлана, как я уже говорил, тринадцатилетняя длинноногая девица с округляющейся грудкой и развитыми бедрами, длинными светлыми волосами и очень милым личиком, украшенном парой серо-зеленых глаз. С первого дня она поглядывала на меня с интересом, умело скрывая этот интерес от родителей.

Читайте также:  Кто водится в озерах омска

Я тоже с любопытством наблюдал за этой девочкой, потому как с детства питаю слабость к девчонкам с такой конституцией. Для купания она надевала раздельный купальничек, который лишь символично скрывал ее формирующиеся достоинства, а после купания она просто отходила шагов на десять, поворачивалась к нам спиной, снимала и отжимала лифчик, потом трусики, надевала все это снова и возвращалась к нам. Я искоса следил за этим процессом, стараясь не показать ее родителям своего интереса. Но они все еще считали свою девочку ребенком, похоже, пару лет назад она купалась вообще голышом.

Приятеля моего привлекла невысокая лысая сопочка на противоположном берегу озера.

— Там наверняка тьма морошки, — говорил он. — Надо сделать туда экскурсию. Завтра.

В лагере мы по очереди готовили еду и мыли посуду, завтра предстояло дежурить мне, поэтому я предложил им плыть на тот берег втроем, а сам, дескать, я останусь тут по хозяйству и сторожить лагерь. Наутро Светке занеможелось, она даже не вышла к завтраку из палатки.

— Перегрелась на солнце девка, — сказал мой приятель. — Пусть остается, заодно присмотришь за ней.

Я кивнул и пожелал супругам счастливого пути. Они сели в байдарку и через полчаса превратились в черную точку на другой стороне широкого озера. Я, сидя на бревне возле костра, оттирал котелок от вчерашней пригоревшей каши. Светка вылезла из палатки. На ней была широкая отцовская рубаха, расстегнутая и завязанная на животе узлом чуть выше пупочка, а холмики зреющих грудей были открыты почти до сосков. С ее бедер вместо юбки свисал материн палантин, тоже завязанный узлом, но сбоку, эротично оголяя правую ножку.

— Чего ты встала? — удивился я. — Лежи, выздоравливай.

— Мне уже лучше. Если честно, я вообще не больна. Просто мне не хотелось плыть ни на какую экскурсию. Там наверняка полно комаров. Давайте я почищу котелок.

Она отобрала у меня котелок и стала его скрести. От ее движений полы широкой рубахи колыхались, приоткрывая то слева, то справа нежный розовый сосочек на упругой девичьей грудке. Этот вид заставил предательски оттопыриться мои плавки, а поскольку ничего кроме плавок на мне не было, я почувствовал на себе Светкин любопытный взгляд.

— А я гимнастикой занимаюсь, — неожиданно заявила она и, отложив котелок, подбежала к разлапистой сосне, у которой, на высоте метров двух с половиной, рос длинный горизонтальный сук.

Девочка ловко подпрыгнула, ухватилась за сук и сделала подъем переворотом.

Я подошел к сосне. Она еще раз ловко перевернулась, но палантин неожиданно развязался и покинул свое место на ее бедрах. Никакого купальника на девочке, конечно, не было.

— Ой! — воскликнула она и спрыгнула прямо ко мне в объятия.

Поймав, я на мгновение прижал ее к себе, и ее животик на этот миг ощутил твердость моего полового члена. Мы оба смутились. Я поставил девочку на ноги, нагнулся и, отвернувшись, подал ей палантин.

— Надо искупаться, — сказала она, прикрывшись. — Я вся в смоле.

— Смолу водой не отмоешь, надо оттирать спиртом, — заметил я.

Света тут же побежала к палатке, достала флягу со спиртом, который мы, взрослые, обычно употребляли по вечерам, и кусок ваты из аптечки. Она оттерла пятна смолы с ладоней и живота, бросила ватку в костер и сказала:

— Все, теперь можно купаться.

Сбросив с себя все, она побежала к озеру голышом.

— Догоняйте! — крикнула девочка, обернувшись, когда уже находилась по пояс в воде, потом окунулась и поплыла.

Я прыгнул в воду и поплыл за ней кролем. Догнал я ее быстро, но тут Света вскрикнула, сморщилась и ухватилась за меня.

— Ой! Кажется, судорога.

— Держись за мои плечи и не шевелись, — сказал я.

Подставив ей спину, я поплыл с девочкой к берегу. Достав ногами дна, я взял ее на закорки и пронес до мелководья. От волнения и прохладной воды мое возбуждение прошло, и я старался сохранить это состояние.

— Идти сможешь? — я поставил девочку на ноги, стараясь на нее не смотреть.

— Ага, — Света сделала шаг. — Ой!

Падая, она ухватилась за мои плавки и стянула их с меня.

— Простите, — она подняла на меня свои невинные серо-зеленые глаза.

Я быстро натянул плавки, взял девочку на руки, отнес в лагерь и усадил на бревно. Потом я обтер ей спину полотенцем, опустился на колени, упер ее ногу стопой себе в живот и начал массировать икру. При этом взгляд мой непроизвольно был прикован к ее щелочке, которая вместе с ее ногой тоже подрагивала от моих движений.

Я никогда не видел половые органы у девочки-подростка и не мог насмотреться на это очарование. У девочек детсадовского возраста сей предмет является лишь дырочкой для выпускания мочи. У зрелых женщин — это ненасытное влагалище, жаждущее члена, в обрамлении налитых кровью выступающих малых половых губ и жестких курчавых волос на больших губах. Но здесь!

Гладенький лобочек с едва пробивающейся порослью мягких волосиков, узенькая складочка между пухленькими и округленными белыми губками, такими призывно манящими и невинными. Мой член снова напрягся и через плавки коснулся Светиной пятки. Я опустил ее ногу на землю.

Я поднялся с колен и стряхнул прилипшие сосновые иголки.

— Оденься, замерзнешь, — сказал я ей.

Она тоже встала, лукаво посмотрела мне в глаза и кокетливо спросила:

Я на минуту замялся. Она переминалась с ноги на ногу, жеманно покачивая бедрами, при этом очаровательная щелочка отклонялась то в одну, то в другую сторону как стрелка весов.

Она доиграется. Скоро я потеряю самообладания и овладею ей. Но ведь она совсем маленькая. И дочь моего приятеля.

— Ты еще ребенок, — решительно ответил я и отвернулся.

— Не такой уж и ребенок, — обиделась Света. — Я уже знаю, что такое оргазм.

— Слово такое знаешь?

— Не только. Сама испытывала.

У меня отвисла челюсть, я посмотрел в ее невинные серо-зеленые глазки.

— Ты что, уже с мальчиками?.

— Нет, — девочка покраснела, — я еще девственница. Но в июне я ездила в лагерь, в первую смену. Там мы с девчонками мастурбировали. По ночам. В палате.

Видно, воспоминания об этих бурных ночах сильно ее возбуждали, потому что ее средний пальчик потянулся к девичьей щелочке и стал нащупывать клитор, словно она хотела продемонстрировать, как они это делали. Честно говоря, произнесенная ей фраза заставила мои плавки оттопыриться еще сильнее.

— А можно посмотреть на ваш член? — неожиданно спросила она.

— Ты ж уже видела, когда стянула с меня плавки в озере.

— Я и у папы видела. Два раза. Когда он переодевался. Но только не возбужденный. А я хочу увидеть, как он стоит. Ну, покажите, пожалуйста. Пока никого нет. Вам что, жалко? Я только посмотрю и немножко помастурбирую — и все. Я после лагеря ни разу не кончала, когда я одна, у меня не получается оргазма.

В узенькой щелке между пухленьких губок гуляли уже два ее маленьких пальчика. Что ж, может, и ничего страшного, если девочка немного побалуется, но я все еще раздумывал, правильно ли это.

— Я с вами самым сокровенным поделилась, — обиделась Света. Она чуть не плакала и даже прекратила тискать пальчиками писю. — Об этом даже мама не знает! А вы.

Поколебавшись, я стянул плавки до колен. Член мой торчал вперед, но от восхищенного Светиного взгляда и восклицания типа «Какой большой!» стал выпирать еще сильнее. Света разглядывала меня и двумя пальцами раздвигала свои губки, обнажая маленький клитор, а потом плотно сжимала их.

— А мужчины занимаются онанизмом? — поинтересовалась она.

— Нет, — поспешно ответил я. — То есть не все!

На самом деле я онанировал с четырнадцати лет и даже теперь, имея большой сексуальный опыт, нет-нет, да вздрочну в ванной или в туалете.

Источник

Голые в реке

Валерий Павлович Гаврилов В детстве и ранней юности у меня почти не было проблем, кроме одной – я не умел плавать. Это было просто недопустимо для человека, родившегося и живущего в краю рек, озер и болот. Впрочем, про болото я здесь не к месту. Болото – тема для отдельного рассказа.

Я старательно учился плавать, но получалось плохо. Стыдился этого, и получалось еще хуже. Наверное, это была наследственная черта – мой дед совершенно не умел плавать, хотя родился и рос в деревне рядом с речкой. Он рассказывал, что в 1941году, когда бежал из немецкого лагеря с двумя земляками, им пришлось переплывать реку. Плавал дед как топор и бойцы, подхватив его под руки, с трудом переправили на другой берег себя и балласт. Они были слабы, как неживые. В 1941 году лагеря в Пскове были переполнены нашими военнопленными. Условия содержания и питания были. Да их просто не было.

Наперекор генетике, я хотел научиться плавать и принял решение – во время своих велосипедных прогулок по родному краю выбрать укромное местечко на лесной речке и давать самому себе уроки плавания. Придумано – исполнено. Исследовав местную речушку под названием Исса, нашел несколько удобных купален. Чтобы не мелко и не глубоко, не широко и не узко. Для глаза, тела и души приятно.

Тренер из меня вышел достойный, настойчивый, может даже талантливый. Пловец, правда, получался хуже. Но, тем не менее, прогресс был. Научился держаться на воде. Перестал бояться глубины и течения.

Осмелев немного, стал искать и пробовать новые участки реки. Места там безлюдные совсем. Деревни чуть в стороне. Так что день проведешь на реке – ни одного человека не встретишь.

Наконец я нашел совсем то, что надо. Проезжаешь небольшой лесок, далее выбираешься на обширную поляну с отдельными сосенками. А в зарослях кустарника по берегам – река течет. Не узкая и не широкая, не мелкая и не глубокая. Не быстрая и не вяло текущая. Дно крепкое песчаное. И букеты дивных кувшинок. И даже небольшой естественный пляж на берегу. А кусты, если что, от посторонних глаз скроют.

Ездил я на то место и с целью, и просто по пути — после очередного путешествия по лесам и болотам. И конечно, не всегда с собой был купальный костюм. То есть плавки. Так что плавал часто нагишом. Разница небольшая – в плавках и нагишом. Но какая большая разница! Кто знает — тот понимает!

Ощущение неимоверной свободы и первобытной связи с флорой и фауной. Плывешь и ощущаешь себя не человеком, а существом совсем из природы! Этаким Маугли Тарзановым!

Только поглядывать по сторонам приходится. Вдруг кто появиться. И застанет врасплох.

Теплым летним днем, я, как обычно, подъехал к любимому бережку и, сбросив с себя всю одежку, зашел в воду. Водичка была как парное молоко. Солнце ласково грело все, что видело со своей небесной высоты. И реку, и береговой песочек, и нетронутую загаром попку.
Вдоволь поплавав, я уже собрался выходить, чтобы обсохнуть на солнышке, одеться и мирно двинуться к дому, как вдруг неожиданно и совсем близко услышал женские голоса.

А в следующий миг увидел, как две молодые женщины вышли к реке чуть ниже по течению. Я был ближе к их берегу и поэтому голой молнией метнулся за большую корягу. Меня, судя по всему, не заметили.

Оказывается, на другом берегу тоже был удобный спуск к воде, но я его не заметил раньше из-за кустов. Там даже небольшие деревянные мостки были. С каких- то старых времен. Это я уже потом разведал.
Место, где лежала моя одежда, было отделено широким открытым пространством воды и песка. Я не мог его преодолеть, не явив себя во всей красе. Урок – сняв все штаны, не отходи от них далеко!

Женщины, весело болтая, начали что-то полоскать в речке. Я же, затаив дыхание, сидел в воде за корягой, прикидывая, сколько мне здесь сидеть. Вода, как я уже отметил выше, была очень теплая. Но все-таки. Хорошо, пираньи в наших реках не живут!
— Тетки закончат свое дело и уйдут, тогда и я выйду!- мудро не по возрасту рассудил я.

Между тем, молодухи, прополоскав тряпки, решили искупаться. Жарко же.
Они сбросили с себя легкие ситцевые платьица и в костюмах Евы медленно вошли в реку. Пошли по колено в воде прямо в мою сторону. Тик-так моего сердца поддал жару и темпа. А я сам, в полном комплекте прикида Адама, растерянно искал выход из ситуации.

Женщины были с добрыми формами. Пышные груди, широкие бедра и плечи. Русский размер. Из одежды – только треугольники темных упругих волос.

Тела были почти не загорелые и ослепительно сверкали на солнце. Вишенки сосков размеренно колыхались. Манящие треугольники плавно покачивались, завораживая и гипнотизируя. Зрелище было просто сказочным, убийственно волнительным для взрослеющего мальчишки.

Я сидел в воде, обняв ставшую родной корягу, затаив дыхание, ослепнув от увиденного и оглохнув от стука собственного сердца. Пути к отступлению были начисто отрезаны. Нагие красавицы неумолимо приближались, раскрывая все больше подробностей. Выбраться и тихонько исчезнуть я не мог – на берегу рос такой плотный кустарник, что медведь (даже с топором) не пролезет, а не то, что мальчик без штанов. Да и кромка была хоть и невысока, но обрывиста, с торчащими колючими кореньями.

Оставалось сидеть тихонько и ждать своей участи. Вот сейчас они подойдут ближе, и я предстану перед ними весь, какой есть, в чем мать родила.

Мелькнула жгучая мысль – на противоположном берегу густые заросли дородной крапивы. Одна деревенская бабулька, вспоминая дореволюционную молодость, весело и подробно рассказывала, как в старые времена бабы отучали мальчишек в щелку бани подглядывать. Веничком ядреной стрекавы (крапивы) по выдающимся местам! Не мне рассказывала. Я просто случайно подслушал. А теперь готовился испытать на себе действие этого традиционного оружия негодующих голых женщин. Мои нагие красавицы производили впечатление немного пугающее. Встроенный фугасный заряд был виден даже неопытному глазу юнца. Могли крапивой и не ограничиться.

Та, что повыше ростом, махнула рукой в сторону оазиса прелестных желтых кувшинок, что покачивались на поверхности воды как раз напротив меня. Подруги направились к цветам. Если они заметили цветы, то меня обнаружат однозначно. На фоне темной береговой зелени я выглядел как яркий маяк. И мелко возле берега было. Даже если голову спрячешь – что-то интересное будет маячить над водой.
Я набрал воздуху и приготовился просить прощения, молить о пощаде и прикрываться от шлепков…

Ай! – взвизгнула вторая, поменьше ростом, на что-то наступив на дне реки.
Может камушек. Может веточка. Вынула ногу из воды, отвела далеко в сторону колено, и, ухватившись рукой за пятку, начала рассматривать стопу. Повреждений не нашла. Только, потеряв равновесие, чуть не плюхнулась в воду. Подруга успела поддержать. Пострадавшая беззлобно прошлась по подруге легкими эпитетами за то, что та потащила ее к этим кувшинкам. Обменявшись веселыми шлепками по округлым ягодицам, женщины опустились в воду, где было глубже, и поплыли вниз по течению. То есть в другую сторону от меня. Я облегченно выдохнул.

Историческая встреча на Иссе не состоялась.

Пришло ощущение светлого целомудренного спокойствия и непонятного, с червоточинкой, легкого разочарования.

Немного поплескавшись, женщины вышли из воды. Натянули платья прямо на мокрые тела. Не торопясь, собрали вещи и скрылись за кустами. Были они местные, или “дачницы”? Кто же их знает. Скорее приезжие, если судить по внешности и повадкам.
Про кувшинки не вспомнили. Меня не поймали, поскольку не раскрыли.
Я вдруг почувствовал, что и парное молоко может быть холодным, если в нем долго сидеть без движения. Выскочив из своего укрытия, при этом чем-то больно зацепившись за спасительницу корягу, я ринулся к штанам.

Стало как-то весело. Наверное, от свежего речного аромата. После моего приключения воздух стал пьянее. Только не спрашивайте, откуда в четырнадцать я знал содержание понятия “пьяный”. Это тема отдельного рассказа.

Не могу сказать, что я впервые увидел запретный прекрасный плод. Бывало — мелькнет где-нибудь в окне или за дырявым забором нагая натура. Или еще как-нибудь. Не хотел видеть – но увидел. Не специально. Не подкарауливал. Не виноватый я! Они сами…

Кроме того, в те времена было делом обыкновенным, когда маленькие мальчики ходили в баню с женщинами. До определенного возраста, конечно. И в свои бани, у кого они были. И в общественные. Считалось – мама лучше и без приключений справиться с омовением дитяти. Мужику разве такое дело доверишь?! Вот когда пацан подрастет – это дело другое! Там уж ему надо с мужиками начинать веничком баловаться. Считалось – маленький мальчик, если что и увидит среди женщин, то не запомнит и не поймет. Насчет “не запомнит” – не всегда срабатывало.

В общем, знал я и раньше о притягательности и красоте женского тела. И довольно рано сделал вывод – ничего прекраснее женщины, в ее проявлениях телесных и духовных, в мирской жизни нет. Но такой неожиданный комплекс созерцательных эмоций на речке конечно сильно взволновал. А могло ли быть иначе. Мирное сосуществование мужских и женских начал есть и борьба противоположностей, и тайное восхищение противоположной стороной. На этом мир мирской пока и держится.

А не на толерантности какой-то там.

Притомившийся от пережитого, ослепший от увиденного, почему-то очень довольный, я добрался до дома.

Бабушка только что сварила курочку. Поел куриного бульончика (курей держали своих – бульон – сказка!) и, почитав немного книжку, свернулся калачиком на диване. Не приснилось ничего. В этот день — ничего …

Было в 1977году нашей эры.
Или в 1978 году. Тоже нашей эры.

Записано апрелем 2019 года.

Рисунок — Валерий Павлович Гаврилов

Позднее я еще много раз ездил купаться на заветное место. Без приключений. Только удовольствие от воссоединения с природой. Нет, было одно приключение — шершень укусил. Не улыбайтесь – в руку ужалил, собака летучая. Чуть ниже локтя. К вечеру рука как у Жаботинского была. Был раньше штангист такой. Все кончилось хорошо. Только с той поры шершней не уважаю.

Выше я немного про баньки упомянул. Так вот о голых в бане — здесь http://www.proza.ru/2019/06/06/869 Никакой эротики! Только целомудренные воспоминания. Про голых в бане.

© Copyright: Валерий Павлович Гаврилов, 2019
Свидетельство о публикации №219042501190 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Валерий Павлович Гаврилов Воспоминанья юности отчаянной.
Мгновения увиденной красы —
И навсегда определивших знания —
Мирской, земной и женской красоты.

Спустя года описано столь точно,
Как будто это было всё вчера —
Настолько юность впитывает остро,
Настолько поражает красота.

Ведь верно! будто Было все вчера.

Или сегодня! Только с раннего утра!
Спасибо, Наталья! Замечательные строки! Прямо в точки!

Источник



Обнаженный девушки на отдыхе, часть №2

Голые девушки и женины на пляже загорают и купаются. Они совсем не стесняются и показывают тела. Некоторые проказницы специально позируют, ну а другие даже не догадываются о том, что их кто-то фотографирует в данный момент. Снимки с нудистками находятся в подборке, так что, если хочется посмотреть на обнаженных барышень на пляже, то это можно сделать с легкостью.








































Предыдущая часть ТУТ

Развлекательный, юмористический портал рунета! Ежедневно мы публикуем самые смешные подборки фотографий, приколов, мемов и конечно же девушек! Весь юмор и прочие посты, не носят оскарбительного характера, а публикуется с целью поднятия настроения и саморазвития! Плох тот юморист, который не может посмеяться над собой.

Контент сайта «18+», не нарушающий законодательство РФ. Все материалы взяты из открытых источников и социальных сетей, принадлежат их авторам.

Источник

Adblock
detector