Меню

Гастроли балета лебединое озеро

Лебединое озеро. П. Чайковский. Спектакль театра «Кремлёвский балет»

СПЕКТАКЛЬ ПЕРЕНЕСЕН НА 03 ИЮНЯ 2021 ГОДА С 29 МАРТА 2021 ГОДА.

Балет в двух действиях, четырех картинах

Либретто В. Бегичева и В. Гельцера
Хореограф — постановщик – народный артист Российской Федерации, лауреат премии Москвы Андрей Петров

В спектакле использованы фрагменты хореографии Льва Иванова, Мариуса Петипа, Александра Горского
Художник — сценограф – народный художник Российской Федерации, лауреат Государственной премии Российской Федерации Станислав Бенедиктов
Художник по костюмам – Ольга Полянская

Балет «Лебединое озеро» гениального Петра Ильича Чайковского — не только «самый классичный, и при этом самый загадочный отечественный балет». На сегодня это самый знаменитый балет в мире, истинный символ русского балета.
В основу сюжета положена старинная немецкая легенда о прекрасной принцессе Одетте, превращённой в лебедя заклятьем злого колдуна Ротбарта.
«Лебединое озеро» в постановке театра «Кремлёвский балет» — это нестареющее лирическое очарование классического танца, одухотворенная пластика рисунка, волшебная гармония музыки и хореографии.
Постановщик балета Андрей Петров сохранил классическую редакцию балета, созданную великими русскими хореографами Мариусом Петипа, Львом Ивановым, Александром Горским, дополнив и связав воедино некоторые разрозненные фрагменты во имя целостности спектакля, а также, заново поставив новую хореографию 4-й картины балета.
Образ спектакля раскрывают и выразительные декорации художника-сценографа Станислава Бенедиктова, и костюмы изысканной цветовой гаммы, созданные художницей Ольгой Полянской.
С 1997 года спектакль сохраняется в репертуаре «Кремлёвского балета» и неизменно имеет большой зрительский успех.

Спектакль идет под фонограмму.

Продолжительность: до 2 часов 45 минут (с антрактом).

Cад перед замком Владетельной принцессы. Веселится молодежь, забавные пляски Шута сменяются танцами девушек и их кавалеров. Владетельная принцесса сообщает своему сыну – Принцу Зигфриду, что завтра на балу ефму предстоит выбрать невесту среди девушек, приглашенных на праздник. Зигфрид остается равнодушен к ее словам.

С наступлением сумерек, оставшись один, Принц мечтает о той, кого мог бы полюбить. Друзья приглашают Зигфрида на ночную охоту. Стая лебедей привлекает внимание Принца. Он преследует прекрасных птиц в глухой лесной чаще.

На берегу темного озера у развалин мрачного замка властвует Злой Гений Ротбарт. Медленно плывут по озеру прекрасные девушки-лебеди, выйдя на берег, кружатся в плавном хороводе. Зигфрида привлекает одна из них – Одетта. Ее рассказ о колдовстве Ротбарта, превратившего девушек в лебедей, трогает сердце Принца. Злое заклятье может быть снято только беззаветной любовью. Принц влюблен и клянется Одетте в вечной любви. С рассветом девушки вновь превращаются в лебедей и уплывают.

Бал в замке Владетельной принцессы. Здесь Зигфрид должен выбрать невесту из числа приглашенных красавиц. Но Принц медлит явиться на бал. Гости смущены, и Шут начинает веселые пляски. Наконец появляется Зигфрид. Он помнит о своей клятве и холодно отворачивается от невест.

На балу появляется Злой Гений Ротбарт с дочерью Одиллией, поразительно похожей на Одетту. Принц принимает Одиллию за свою возлюбленную и объявляет ее невестой. Клятва нарушена. Торжествующий колдун, указывая на появившуюся вдали Одетту, исчезает вместе с дочерью.

Мрачной тревожной ночью потрясенная Одетта рассказывает подругам об измене Зигфрида – надежда девушек на освобождение утрачена. Вбегает Зигфрид. Он не нарушал клятвы – в Одиллии он видел свою Одетту.

Ротбарт в ярости взывает к силам природы. Начинается буря, сверкают молнии, громадные волны захлестывают влюбленных, скрывая их в пучине.

Но ничто не может сломить юную, чистую любовь и разъединить Одетту и Зигфрида. Злой Гений побежден. Его чары рушатся.

Источник

Классический Национальный Русский балет «Лебединое озеро»

Классический Национальный Русский балет п/р Александра Бутримовича

Балет в двух действиях

Продолжительность: 2 часа с одним антрактом

Великая музыка: П.И. Чайковский

Хореография: Мариус Петипа в редакции В. Бутримовича

Костюмы и декорации: Владимир Жуков

Прима-балерина – Наталья Одинокова

Первый солист – Александр Бутримович

Первая солистка – Анастасия Казакова

Солистки – Юлия Загайнова, Анастасия Шеметова, Мария Балабан, Полина Ястребова

Солисты – Михаил Лифинцев, Максим Гришенков, Денис Сибагатуллин

Кордебалет – 30 танцоров и балерин.

Постановка Классического Национального Русского балета п/р В. Бутримовича.

Бутримович Виталий Николаевич – заслуженный деятель искусств России, Лауреат конкурса балетмейстеров (Большой театр, г. Москва). Работал артистом и балетмейстером в Белорусском театре оперы и балета. С 1975 по 1993 год был главным балетмейстером Челябинского театра оперы и балета, Белорусского театра музыкальной комедии, Государственного ансамбля танца БССР, сотрудничал с цирковой студией пантомимы «Спартак» п/р Народного артиста СССР Мстислава Запашного. В 1993 году был приглашён на должность главного балетмейстера Нижегородского театра оперы и балета им. А.С. Пушкина, а с 2003 года Виталий Бутримович совмещал эту должность с должностью художественного руководителя Красноярского Ансамбля танца им. Годенко.

Бутримович Александр Витальевич – выпускник Российской Академии Театрального Искусства(ГИТИС), Лауреат и обладатель бронзовой медали 9 Международного конкурса артистов балета и хореографов г. Москва Большой театр под председательством Ю.Н. Григоровича Обладатель специального приза Вацлава Нижинского «Надежда Мирового балета», лауреат и обладатель золотой медали конкурса артистов балета г. Краснодар 2004 г. под председательством Ю.Н. Григоровича. С 2001 года неизменно исполнял ведущие партии в следующих театрах: Большой Национальный Академический театр оперы и балета Республики Беларусь, Красноярский Академический театр оперы и балета имени Д.А. Хворостовского, Нижегородский Академический театр оперы и балета имени А.С. Пушкина.

Сердца зрителей будут трепетать от «Лебединого озера» вечно!

В чём секрет успеха знаменитого балета?

Когда-то известный критик Герман Ларош сказал: «Лебединое озеро» – лучший балет, который я когда-либо слышал. Мелодии, одна другой пластичнее, певучее и увлекательнее, льются как из рога изобилия».

И действительно, балет на музыку Петра Ильича Чайковского – едва ли не самая известная в мире театральная постановка. Шедевр хореографии был создан 130 лет назад и до сих пор является одной из самых крупных жемчужин в короне мировой культуры.

История любви юного принца Зигфрида и прекрасной девушки-лебедя Одетты, омраченная коварным волшебником Ротбартом и его дочерью Одиллией с 19 века и до наших дней продолжает трогать сердца зрителей. Пётр Ильич сделал невероятное – создал произведение, где балет и музыка – это единое целое, и выбрал тему любви и измены, то, что будет волновать людей вечно.

Только на сцене Большого театра балет «Лебединое озеро» был поставлен более 1000 раз. На сегодняшний день из всех существующих редакций балета едва ли найдутся хотя бы две, которые имеют полностью одинаковые театральные партитуры. В каждой постановке, зритель найдет для себя что-то новое. Спектакль от московской труппы «Классического Национального Русского балета» не станет исключением. Великая музыка и хореография в исполнении московских артистов снова заставит ваши сердца трепетать!

«Классический Национальный Русский балет» – успешная московская труппа классического танца, в который входят лучшие представители балетных школ России, талантливая перспективная молодежь и зрелые заслуженные мастера танца. Основу балетной труппы на сегодняшний день составляют выпускники Московской академии хореографии, Академии русского балета имени А.Я. Вагановой (Санкт-Петербург) и других известных балетных школ России.

Источник

«Лебединое» на сцене театра Ковент-Гарден: Большой балет открыл гастроли в Лондоне

лебединое озеро

«Лебединое озеро» Большого балета в Королевской опере

«Лебединое озеро» Большого — во многих отношениях поразительное, в некотором отношении разочаровывающее и, в целом, очень стоящее. Здешние балетоманы, волновавшиеся из-за того, что моральный дух труппы мог быть подорван событиями нынешнего года, безусловно, могут быть заверены: на самом деле она выглядит даже духовитой. Железобетонное доказательство тому — кордебалет.

Тридцать с лишним дев-лебедей во вторых картинах первого и второго актов (что в британских постановках соответствуют второму и четвертому актам) являют собой образец грации, чистоты и, прежде всего, единства — и, так или иначе, совершенны. Головокружительно огромно число талантов и среди солистов. Все пять иностранных невест на первом спектакле в Ковент-гарден были великолепны, начиная с Анны Тихомировой, вылетевшей на сцену подобно реактивному снаряду, и заканчивая Дарьей Хохловой с ее грациозным баллоном.

Однако еще очаровательнее — и это уже говорит само за себя — была Анастасия Сташкевич — Сверстница принца в начальной картине, это сравнительно небольшое выступление — из тех потрясающих впечатлений, про которые точно знаешь, что они останутся с тобой навсегда. Но над всем происходившим на сцене вчерашним вечером царила супермодель среди прим Большого — Светлана Захарова. Виртуоз мирового класса с Линиями, Лиризмом и Легкостью (и даже, если вы простите мне еще и четвертое «Л», с (об)-Ликом), она к тому же поразительно быстро, когда чувствовала в том необходимость, превращалась в восхитительно поэтичную Одетту, хотя и не преуспевала в создании полярной противоположности в своей Одиллии.

Читайте также:  Озеро обои для стен

Последняя выглядела как неплохо проводящая время девушка, у которой — бал, а не рискованное предприятие в виде романтического толка миссии «найти и уничтожить»; тут нужен больший контраст, внутренне прочувствованный и обозначенный внешне. Однако Захарова, как минимум, впечатляет, что я едва ли могу сказать о ее Принце на первом представлении. Действительно, Владислав Лантратов в партии Злого гения постоянно демонстрировал «пружинящую» мужественность, которой недоставало «не от мира сего» Зигфриду Александра Волчкова. Его Принц рядом с этой особенной Одеттой выглядел так, словно взялся не за свой вес.

Хотя и Денис Медведев в партии Шута не более чем лишь справился с этой общепризнанно неблагодарной ролью. Постановка Григоровича сама по себе не очень привлекательна: костюмы тусклые, задник разрисован чем-то, что можно было бы назвать готикой Рольфа Хэрриса. Реставрация могла бы ей очень помочь. Но ах! эти лебеди и принцессы. И если уж на то пошло, ура тому безошибочно узнаваемому славянскому грому, что постоянно извергался из оркестровой ямы благодаря оркестру Большого, даже если мрачные кульминации и не соответствовали самому восторженному из всех пассажей Чайковского.

Марк Монехэн «Телеграф», 30.07.2013

Большой балет: «Лебединое озеро»

Не приходится сомневаться ни в той любви, которую многие британские балетоманы питают к Большому, ни в том сочувствии, с которым они относятся к недавним перипетиям в жизни труппы. Но, несмотря на такой лояльный энтузиазм, им будет затруднительно игнорировать некоторые угнетающие моменты в «Лебедином озере», открывшем нынешние гастроли. Я никогда не была поклонницей созданных Юрием Григоровичем редакций классики. Его стремление двигать действие с помощью недифференцированных блоков чистого танца, вырезая из него повествовательные элементы и пантомиму, наносит серьезный ущерб деликатной структуре этих балетов.

Его редакция «Лебединого озера» 2001 г. дает выход подобному насилию в наибольшей степени. Ушли отношения между Зигфридом и его требовательной, властной матерью, сообщавшие содержание романтическим тревогам одинокого принца. Ушел арбалет — подарок ко дню рождения, который заставляет Зигфрида уйти на охоту и создает острый момент напряженного замешательства и страха во время его неожиданной встречи с Одеттой.

Ушел также и пронзительный катарсис завершающих моментов в сценах балета, вместо которых мы просто наблюдаем, как Зигфрид угрюмо размышляет, не во сне ли это все с ним произошло. Урезанность история и персонажа не значили бы так много, если бы Григорович был хореографом более искусных выразительных средств. Но зачастую его трактовка оригинальной хореографии Петипа-Иванова оборачивается глухотой к лиризму и нюансам партитуры Чайковского: музыкальные фразы грубо «ощетиниваются» большими прыжками в шпагат и высоко выбрасываемыми ногами; ансамбли толпятся в непомерно много раз повторяющихся номерах, и предстают еще более унылыми благодаря монохромным зловещим декорациям Симона Вирсаладзе.

Спасать положение было предоставлено танцовщикам, и вот тут Большой и показал, на что он способен. Конечно, исполнение Светланой Захаровой партии Одетты может быть самое блестящее ее выступление из всех виденных мною. Ее линии в адажио изысканны и изощренны, однако и сила ощущается в ее руках, и некоторая дикость в поворотах головы, что со всей очевидностью помещает эту Королеву лебедей где-то в середине между человеком и птицей. Зигфрид Александра Волчкова аккуратен и мил в первом акте (особенно «обрамленный» стремительной грацией Анастасии Сташкевич в партии одной из его сверстниц).

В третьем акте, однако, Волчков теряет фокус, что моментально происходит и с Захаровой, хотя она и приходит в себя для того чтобы на рекордной скорости отщелкать свои фуэте. Как ни странно, но в этом акте доминировали Мария Виноградова и Анна Тихомирова — Русская и Испанская принцессы соответственно. Также странно, что самое целостное впечатление от вечера оставило выступление Владислава Лантратова в партии Злого гения. Музыкальный, зловещий, неотразимый, — целая история скрыта в его выступлении, и она еще только ждет, чтобы ее рассказали.

Джудит Макрелл «Гардиан», 30.07.2013

Летний лондонский сезон Большого балета стартовал вялым «Лебединым озером»

На Большой балет, приехавший в Лондон на летний гастрольный сезон, отбрасывают тень ужасные закулисные драмы. Великая московская труппа годами была раздираема интригами. В январе ее артистический директор Сергей Филин стал жертвой нападения: в него плеснули кислотой, и сейчас он борется за свое зрение. Один из танцовщиков, Павел Дмитриченко, был обвинен в организации этого нападения. При таких мрачных обстоятельствах можно ожидать, что артисты должны выглядеть деморализованными или держать оборону. На самом деле, не случилось ни того, ни другого. Живя по своим собственным законам, Большой выплывает.

В «Лебедином озере», первом балете гастрольной программы, лебединый кордебалет наводняет сцену стремительно и мощно. Работа стоп отличается быстротой, при этом верх остается четким и уверенным. Лебедей стесняет вялая постановка Юрия Григоровича, в то время как ведущая пара — Светлана Захарова и Александр Волчков — образуют холодноватый любовный дуэт. Григорович переделывает традиционный сюжет, хореографию и даже музыку Чайковского.

Свирепый колдун становится «Злым гением» героя и неотступно преследует его на протяжении всего балета. В трудных сценах Волчков выглядит мрачно, в то время как Владислав Лантратов крадучись или мчась исполняет свои бравурные па. Сюжет развивается запутанно и в слишком уж замедленном темпе. Действие замедляется еще больше благодаря русской привычке к аплодисментам: каждый танцовщик останавливается для поклона. Захарова, одна из ведущих балерин труппы, длиннонога, длиннорука, элегантна и холодна. Она обладает даром сценического присутствия и сильной техникой, но не позволяет характеру персонажа сильно сказываться на своих скользящих, плавных движениях. В ее Королеве лебедей едва лишь угадываются уязвимость и жадное стремление к свободе.

В партии Одиллии, злого двойника героини, она наделяет блестящей виртуозностью персону сдержанную и отстраненную. Ее Принц Волчков демонстрирует достойные танец и партнерство, но ему не хватает энергии. В сцене бала градус эмоций, как ни странно, падает, когда возобновляется основная история. Труппа же выступает с куда большим подъемом. И это хорошая новость: подающие надежды танцовщики Большого блистают в партиях второго плана. Анастасия Сташкевич и Кристина Кретова выказыют большую жизнерадостность в па де труа первого акта. В сцене бала потенциальные невесты Принца танцуют с большой отдачей.

Анна Тихомирова демонстрирует летящий прыжок в партии Испанской невесты, тогда как Мария Виноградова трогает своей выразительной фразировкой в партии Русской. Денис Медведев исполняет партию Шута с теплотой и бравурой. Лебеди и маленькие лебеди точны и уверенны. Несмотря на постановку, несмотря ни на что, Большой показывает, что у него много надежд на будущее.

Зое Андерсон «Индепендент», 30.07.2013

«Лебединое озеро», Королевская опера, Лондон

Светлана Захарова ведет спектакль в окружении блестящей труппы Большого, занятой в характерной для Юрия Григоровича постановке

И они были здесь в понедельник вечером, танцовщики и музыканты Большого, — на сцене Королевской оперы, дали спектакль, которым отметили 50-летнюю годовщину сотрудничества с труппой Виктора и Лилиан Хокхаузеров. Спасибо! Благодарность за преданность — и железные нервы, что в совокупности позволило служению русскому искусству принести такие плоды любви и взаимопонимания. И другое открытие другого гастрольного сезона, еще раз завоевавшее наши сердца.

И «Лебединое озеро» — неизбежное, я полагаю. На сей раз в характерной постановке Юрия Григоровича «Лебединое озеро» про «Лебединое озеро» предстает как общепризнанное представление, как высокое романтическое клише, урезанное дабы избежать кое-каких напыщенных подробностей, как собственно символ русского балета. Это взгляд знатока на руины, в своем роде галлюцинаторный, и, в конечном счете, опирающийся на публику, которая знает все традиционные ходы-выходы других постановок и может насладиться интригующими толкованиями Григоровича традиционных русских «выкладок».

Оно становится, на самом деле, фантазиями Зигфрида о королеве лебедей, страшным воплощением подмененной возлюбленной и безысходным приятием потери этой возлюбленной. (В Гамбурге редакция Джона Ноймайера носит название «Иллюзии — как «Лебединое озеро», что в точности отражает суть этой постановки). Здесь громоздкие декорации Симона Вирсаладзе, хореография, которая отдает дань более ранним редакциям, и нависающая атмосфера дежа вю в отношении разворачивающегося действия. Выступления артистов, что никому не будет странно услышать, разнообразно великолепны.

Читайте также:  Геншин озеро цин сюй

Труппа в прекрасной форме, будь то лебеди, придворные или заезжие принцессы (мое сердце разрывалось между восхитительными Анной Тихомировой и Анной Леоновой, потенциальными невестами Зигфрида — Испанской и Польской). И Светлана Захарова была Одеттой/Одиллией. Линия ее поведения вибрирующая и точная, очерчивающая драму прекрасным контуром, безошибочная в демонической бравурности Одиллии, однако наиболее действенная в элегической финальной сцене с ее наполненным печалью танцем. Подходящим для нее Зигфридом был Александр Волчков, а также совершенно подходящим для той бури, в центре которой он оказался.

Я нашел, что Владислав Лантратов замечательный и яркий Ротбарт, также адресую свое огромное восхищение благословенному легиону лебедей и, сверх того, всей труппе. Нынешние ужасающие трагедии, абсурдные притязание, слухи, подогреваемые прессой, не отражают главной правды: мы видим выдающийся ансамбль.

Клемент Крисп «Файнэншл таймс», 30.07.2013

«Лебединое озеро» на сцене Ковент-Гарден

Большой поступил по-большевистски: русские оставили за спиной все свои проблемы ради классики в свинцово-тягостной редакции. Артистический директор лишается зрения в результате кислотной атаки; одна из ведущих балерин покидает страну при сомнительных обстоятельствах; тщеславного премьера неожиданно увольняют из театра, как и самого театрального босса, его уволившего. И все это перед поднятием занавеса. Большой балет оставил за спиной все свои недавние травмы ради открытия гастрольного сезона в Лондоне, сделав все то, благодаря чему стал знаменит, и вызвав своим танцем бурю, даже если, как в данном случае, спектакль этого и не заслуживает.

То, что Юрий Григорович цепко держит в своих руках классику, входящую в репертуар Большого, накладывает негативный отпечаток на артистический ландшафт труппы. Это, безусловно, относится к его «Лебединому озеру», которым стартовал трехнедельный гастрольный сезон в Ковент-Гарден. Его тягостная редакция, рожденная более сорока лет назад, представляет собой радикальное переосмысление сюжета, лишающее балет его поэзии и очарования.

Проблема не в превращении волшебной сказки в романтическую новеллу (его слова, не мои), а в потере сюжета. Эта сказка — о Принце, находящемся в плену у своей злой судьбы, но коль скоро постановка постоянно «просачивается» из реальности в мир воображения и обратно (как скользят и выскальзывают в дурных снах), она становится такой небрежной и настолько сходит с рельсов, что уже трудно поддерживать в себе интерес к этому путешествию в темноту. Здесь, как в плавильном котле, смешалась хореография Петипа, Иванова, Горского и Григоровича, и нетрудно догадаться, какая из них наименее вдохновенна.

Готические декорации Симона Вирсаладзе излишне прямолинейно выстраивают мост для совершения путешествия из области сознания в подсознание. Собственный оркестр Большого, руководимый Павлом Клиничевым, на протяжении всего вечера исправно гремел музыкой Чайковского, и тем не менее я все-таки оплакивала те изменения, которым подверглась музыка в финальной сцене. Ну и еще здесь есть Светлана Захарова, которая провела спектакль, открывший гастроли, в лучших традициях балерины Большого. Она была грандиозна, заключая в себе, согласно положенному статусу, одновременно и романтический символ, и демоническую соблазнительницу, хотя Григорович и оставляет ее историю практически нерассказанной.

В партии Одетты она тянется всем телом, подобным эластичной ленте, и превращает свои руки в крылья, — это сама душа, страстно жаждущая освобождения. В партии Одиллии ее техника загорается, словно ракета от огня, хотя трепет черного па де де и был приглушен эксцентричностью постановки. Ясность и красота ее танца были захватывающими на протяжении всего спектакля. Увы, бедный Александр Волчков в партии Принца Зигфрида выглядел главным образом будто сбитым с толку, танцуя так, словно у него закончился бензин, и тщетно пытаясь исполнить большую часть жизелеподобного окончания балета.

Возможно, так случилось потому, что его непримиримый соперник, Владислав Лантратов, поглощал всю энергию, наполнявшую пространство сцены. Чувственный Злой гений, с демонической сексапильностью преследовавший свою злополучную жертву королевских кровей, он, безусловно, был самым харизматичным мужчиной на сцене. Нынешний сезон отмечает 50-летнюю годовщину первого появления Большого балета на сцене Королевской оперы под покровительством импресарио Лилиан и Виктора Хокхаузеров, которые с тех пор подарили нам бесчисленное множество гастрольных сезонов Большого. Такие, как я, поклонники русского балета должны праздновать.

Источник



Афиша

29 Мая

30 Мая

29 Июня

30 Июня

21 Июля

22 Июля

Лебединое озеро

балет в четырёх действиях
музыка Петра Ильича Чайковского

Постановщики Сценарный план на основе либретто Владимира Бегичева и Василия Гельцера
Хореография Мариуса Петипа, Льва Иванова, Александра Горского, Асафа Мессерера в редакции Михаила Мессерера
Сценография и костюмы: Симон Вирсаладзе

Балетмейстер-постановщик: Михаил Мессерер
Главный художник воссоздания: Вячеслав Окунев
Художник воссоздания (макет): Борис Каминский
Художник по свету: заслуженный деятель искусств РФ Дамир Исмагилов
Балетмейстер-репетитор характерных танцев: Алла Богуславская
Ассистенты балетмейстера-постановщика: Жанна Аюпова, Ирина Иванова, Евгений Попов, Наталия Цыплакова
Педагоги-репетиторы: Евгений Попов, Светлана Ефремова, Татьяна Легат, Эльвира Хабибуллина, Наталия Цыплакова, Михаил Сиваков
Художники-модельеры: Анна Котлова, Лариса Ивушкина, Ирина Талова, Валентина Латухина

Декорации и костюмы изготовлены театрально творческими мастерскими ООО «Возрождение»

  • Лучший балетный спектакль
  • Лучшая работа балетмейстера-хореографа (Михаил Мессерер)
  • Лучшая женская роль в балете (Екатерина Борченко — за партию Одетты-Одиллии)

Премьера в Михайловском театре: 15 сентября 2009

«Лебединое озеро» — это балет, в котором живёт душа русского искусства. Синтез гениальной музыки и хореографии создает особую магию. Именно это имел ввиду великий хореограф ХХ века Джордж Баланчин, когда произнес знаменитую фразу: «Чтобы театральный зал всегда был полон, надо каждый балет называть ‟Лебединое озеро‟».

Михайловский театр представляет уникальную версию балета, которую сегодня невозможно увидеть где-либо на другой сцене. Это воссозданный спектакль Большого театра, который долгие годы во всем мире считался визитной карточкой советского балета. «Михайловское» «Лебединое озеро» в свою очередь успело собрать коллекцию восторженных оценок. Рецензенты в разных странах мира называли спектакль «светлым, легко льющимся», «пропевающим все детали», отмечали «неизъяснимую прелесть» и грациозность хореографических построений, «тревогу, душевные колебания, неодинаковость лебедей в одинаковой вроде бы стае». Но зрителю не обязательно быть взыскательным знатоком, способным оценить тончайшие нюансы постановки: потому что воспринимают «Лебединое озеро», прежде всего, сердцем.

Действие первое
Сад перед замком владетельной принцессы. На лужайке веселится молодёжь. Забавные пляски шута сменяются танцами девушек и их кавалеров. Владетельная принцесса сообщает своему сыну принцу Зигфриду, что завтра на балу ему предстоит выбрать невесту среди девушек, приглашённых на праздник. Слова её не находят отклика в душе Зигфрида: он не знает девушки, которая была бы близка его сердцу.
Наступают сумерки. Молодёжь расходится. Зигфрид грустит: ему жаль расстаться с привольной жизнью в кругу друзей и в то же время в мечтах ему представляется образ девушки, которую он мог бы полюбить. Но где она, эта девушка?
Разговоры друзей не занимают Зигфрида. Лишь стая лебедей привлекает его внимание. Зигфрид направляется вслед за ними.

Действие второе
Лебеди приводят Зигфрида в глухую лесную чащу, к берегу тёмного озера.
Выйдя на берег, лебеди кружатся в хороводе. Внимание Зигфрида привлекает прекрасный белый лебедь, внезапно превращающийся в девушку. Это королева лебедей Одетта. Над ней и её подругами тяготеют чары: злой волшебник превратил их в лебедей, и лишь ночью могут они принимать свой человеческий облик. Только беззаветная любовь юноши, который еще никогда и никому не клялся в любви, может снять с неё злое заклятие. Зигфрид, охваченный чувством любви к Одетте, даёт ей клятву вечной верности.
Беседу Одетты и Зигфрида подслушал Злой гений. Наступает рассвет. Девушки снова должны превратиться в лебедей. Зигфрид уверен в силе и неизменности своего чувства — он освободит Одетту от власти чародея.

Действие третье
Торжественный бал в замке владетельной принцессы. Зигфрид должен выбрать себе невесту. На праздник собираются приглашённые. Но нет самого Зигфрида. Шут начинает весёлые пляски, все гости танцуют.
Наконец появляется Зигфрид. Но он холодно отворачивается от девушек, ждущих, чтобы он выбрал среди них избранницу, — Зигфрид полон воспоминаний о прекрасной Одетте.
Вдруг появляется незнакомый гость. Это Злой гений. Он привёл на бал свою дочь Одиллию, поразительно похожую на Одетту. Злой гений приказывает ей очаровать Зигфрида и вырвать у него признание в любви.
Принц, не узнав Злого гения, принимает Одиллию за свою Одетту. Он объявляет матери о своём решении жениться на ней. Колдун торжествует. Клятва нарушена, теперь Одетта и её подруги погибнут. Со злобным смехом, указав на появившуюся вдали Одетту, колдун исчезает вместе с Одиллией.
Зигфрид понимает, что он обманут и в отчаянии спешит к Лебединому озеру.

Читайте также:  Озера в подмосковье где можно купаться

Действие четвёртое
Берег Лебединого озера. Мрачная, тревожная ночь. Потрясённая горем Одетта рассказывает подругам об измене Зигфрида. Девушки-лебеди тоскуют: их надежда на освобождение потеряна.
Вбегает Зигфрид. Он не нарушил свою клятву: там, в замке, в Одиллии он видел свою Одетту — к ней было обращено его любовное признание. Злой гений в ярости вызывает против влюблённых силы природы. Начинается буря, сверкают молнии. Но ничто не может сломить юную, чистую любовь и разъединить Одетту и Зигфрида. Тогда Злой гений сам вступает в единоборство с принцем — и погибает. Его чары рушатся.
Одетта и Зигфрид, окружённые подругами Одетты, радостно встречают первые лучи восходящего солнца.

Татьяна Кузнецова, «Коммерсант»

. Главным героем премьеры стал женский кордебалет, а главным открытием — «лебединые» сцены. Подвижный, нервный, ассиметричный рисунок композиций Горского-Мессерера представлял поразительный контраст с привычными шеренгами суровых женщин в пачках, выстроившихся, как на плацу, с «гусем» над головой (придуманной Агриппиной Вагановой позой с почти распрямленным локтем и отвернутой, как лебединый клюв, кистью). У Горского-Мессерера во время адажио Одетты ее подружки не застывают истуканами, как члены правительства на программной речи премьера, а вникают в подробности судьбоносного романа с типично женским любопытством: перебирают ножками в па-де-бурре, вздыхают арабесками, стыдливо отворачиваются, спрятав голову под нежно округленной рукой. Такая активность кордебалета придала сценам на «озере» обаятельную живость и теплоту, и можно только гадать, каких усилий стоила постановщику эта женская непосредственность.

Собственно, и весь балет — стройный, логичный, динамичный — выглядит не по возрасту жизнерадостным и юным. Ничего лишнего, ничего избыточного или претенциозного: мастерская режиссура непринужденно выводит действие к оптимистичному финалу; и умилительно архаичные корчи Злого Гения на авансцене лишь добавляют долю иронии бесхитростной победе добра над злом. Замечательные танцы Горского не теряют своего сказочного великолепия даже в несовершенном исполнении — ученическая скованность солистов кажется вполне преодолимым препятствием. Ведь главное сделано: замечательный московский балет реинкарнирован, а уж воспитать его и довести до ума — дело приемных родителей.

Ольга Федорченко, «Коммерсант-СПб»

. Михайловское «Лебединое озеро» двух Мессереров — Александра Горского — Льва Иванова — добротный, честно сделанный и в самом лучшем смысле слова традиционный балет. Художественное оформление Симона Вирсаладзе (воссоздание декораций и костюмов — Вячеслав Окунев) возвращает к золотому веку отечественного балета. В первой картине «реалистический» вальс танцуется на каблучках, что выделяет особую эфемерность фантастических эпизодов на озере. Зигфрид получил от Александра Горского в этой картине труднейшую вариацию, ориентированную на бескрайние технические возможности молодого Асафа Мессерера.

. «Лебединые» сцены. хронологически и по ряду примет. куда ближе к оригиналу 1895 года, нежели «запатентованный» мариинский образец. «Довагановские» руки — кисти танцовщиц по канонам конца XIX века закруглены, а не образуют знаменитый «лебединый» изгиб — придают хореографии особое очарование и мягкость. Стиль Горского виден в измененной география построений: лебеди не выстраиваются по прямым линиям (так, отсутствует знаменитый «коридор», образованный двумя колоннами лебедей, по которому идет Зигфрид), а складывают прихотливые группы, отрицая законы симметрии. Если в правой части сцены 5 танцовщиц сомкнули круг, то в левой трое создали коленопреклоненную группу, а за ними в живописных позах выстроилась шестерка. Стиль art-deco выдержан в композициях групп: они полны неизъяснимой прелести. Чуть по-другому повернута голова, чуть иначе наклонен корпус, по-другому «поют» руки. Эти плавные, «растительные» движения воскрешают старинные понятия о грациозности и «бархатистости» — очень часто балетоманы прошлого употребляли этот термин. Вместо традиционной четверки танцует тройка больших лебедей и пока еще четверка маленьких, хотя господин Мессерер обещает довести их число до шести (как было у Горского).

В знаменитом «белом» адажио благоразумно убраны акробатизмы: вместо не самых красивых с эстетической точки зрения переносов распластанной в воздухе балерины с широко раскинутыми ногами, появилась целомудренная поддержка — подъем танцовщицы на плечо партнера.

Анна Гордеева, «ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ»

. петербургский Михайловский театр открыл сезон именно премьерой, «Лебединым озером» Александра Горского — Асафа Мессерера, и этот спектакль — одно из самых живых зрелищ, достававшихся вашему балетному обозревателю в последние десять лет.

. В Москве этот спектакль увидеть нельзя уже давно — именно его заменила в 1968 году мрачная версия Юрия Григоровича; Петербург сейчас счастливее.

. Главная роль досталась Екатерине Борченко. Ее белый лебедь удивительно верит в судьбу — и вот в этого принца, что вдруг появился на озере. Этакая юношеская уверенность, что ничего дурного случиться не может, что вся эта ерунда с колдовством точно скоро кончится и все-все-все будет хорошо — поэтому в каждом движении немножко даже какой-то снисходительности к чрезмерно волнующемуся принцу. Безупречные линии балерины и уверенная ее техника подчеркивают эффект: с девушкой, которая так твердо стоит на ногах, точно ничего дурного не произойдет. А принц (Марат Шемиунов) — в первой сцене чуть вальяжный, не то чтобы ленивый, нет, но воспроизводящий танцы со спокойным достоинством — при встрече с этим лебедем просто глупеет на глазах от восторга. Нет, правда, это здорово сыграно: ой, это все мне? Ой, она правда идет ко мне в руки? И изумление на лице, и ресницы хлопают. И преображение принца в этой истории происходит именно на озере — никаких до того душевных терзаний, стремлений неизвестно куда, прописанных во многих редакциях балета. У него все в порядке — и лишь когда влюбится, вот тогда покой и потеряет.

А еще в этом спектакле есть дивные характерные танцы, отрепетированные Аллой Богуславской. (Яркая и остроумная сюита, сочиненная Горским, в том числе блистательный испанский танец, многократно процитированный другими хореографами.) Крохотный, отлично наворачивающий большой пируэт Шут (Денис Толмачев). Неудачливые невесты принца, провожающие взглядом каждый его шаг. Злой гений (Владимир Цал), взлетающий в немаленьких таких прыжках. И все это безусловно надо видеть — просто для того, чтобы вылечиться от мифа о музее, тоске и мумии. В Петербурге? Ну да, в Петербурге — не так уж и далеко. Впрочем, будем надеяться, что и в Москву когда-нибудь привезут.

Кирилл Веселаго, «Фонтанка.Ru»

. нынешняя премьера стала праздником по многим причинам. Во-первых, в отличие от медленно увядающих «императорских» балетных трупп, коллектив Михайловского демонстрирует положительную динамику, и это не может не радовать.

. Вообще, значение этой премьеры для культурной жизни России трудно переоценить: на фоне всеобщих бессмысленных и беспощадных «переосмыслений» в Михайловском воссоздали спектакль, давно уже занявший своё место в истории русского балета, незаслуженно забытый теми, кому принёс когда-то мировую славу — то есть, Большим театром. Теперь и москвичи тоже смогут собственными глазами увидеть спектакль, в котором блистали когда-то Плисецкая и Фадеечев — правда, для этого им придётся «в нагрузку» к билетам на спектакль покупать билеты Москва — Санкт-Петербург.

Московское «Лебединое озеро» переехало в Михайловский театр
Из многочисленных версий этого балета выбрана знаменитая московская редакция Александра Горского и Асафа Мессерера. Осуществляет ее Михаил Мессерер — младший представитель династии Мессереров-Плисецких. Сотрудничество с этим специалистом, одним из самых популярных в Европе балетных педагогов, оказалось для труппы настолько важным, что прямо во время постановки его ангажировали на должность главного балетмейстера театра. Накануне премьеры обозреватель «РГ» встретилась с Михаилом Мессерером.

Анна Галайда, «Российская Газета»
16.09.2009

Мало кто знает, что хореограф Александр Горский для одной из постановок «Лебединого озера» сочинил оригинальный танец маленьких лебедей.

Источник

Adblock
detector